Постановление пленума верховного суда о судебных решениях

Постановление пленума верховного суда о судебных решениях

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 07.02.1967 N 35 «Об улучшении организации судебных процессов и повышении культуры их проведения»

См. также все постановления Пленума Верховного Суда РФ о некоторых вопросах применения федеральных законов, о практике применения судами законодательства при рассмотрении споров, возникших из гражданско-правовых, семейных, жилищных, трудовых, наследственных, административных, публичных и иных правоотношений

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 7 февраля 1967 г. N 35

ОБ УЛУЧШЕНИИ ОРГАНИЗАЦИИ СУДЕБНЫХ ПРОЦЕССОВ
И ПОВЫШЕНИИ КУЛЬТУРЫ ИХ ПРОВЕДЕНИЯ

(в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ
от 20.12.1983 N 10, от 21.12.1993 N 11, от 25.10.1996 N 10,
от 06.02.2007 N 5)

Важным условием обеспечения эффективности правосудия является правильная организация и проведение судебных процессов при строгом соблюдении законности, повышение культуры в деятельности судов.

Большинство судов Российской Федерации осуществляет правосудие в точном соответствии с законом, обеспечивая предупредительное и воспитательное воздействие судебных решений.

Однако, несмотря на общее повышение культуры работы судов, в этом важном деле имеются недостатки, отрицательно влияющие на качество разрешения дел и снижающие общественное значение судебных процессов.

Отдельные судьи недостаточно ответственно подходят к подготовке процессов, поверхностно изучают дела, вносимые на судебное рассмотрение. Иногда судебные заседания без уважительных причин открываются с большим опозданием, нарушаются установленные законом сроки рассмотрения дел и материалов.

Встречаются случаи пренебрежительного отношения судей к соблюдению установленных законом правил судебного разбирательства, особенно в подготовительной части судебного заседания, невыполнения требований закона о порядке разрешения судом заявлений и ходатайств лиц, участвующих в процессе.

Судьи не всегда обеспечивают реализацию прав участников процесса. В частности, по некоторым делам при наличии обстоятельств, предусмотренных ст. 51 УПК РФ, не принимаются меры к обязательному участию защитника в судебном разбирательстве.

Отдельные судьи неудовлетворительно руководят судебным заседанием, не обеспечивают всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела и не только не реагируют на неэтичное поведение некоторых участников процесса, но иногда и сами неподобающе ведут себя в судебном заседании.

Все чаще встречаются факты вынесения судами недостаточно мотивированных приговоров, решений, определений и постановлений. Зачастую в них отсутствует обоснование квалификации преступления, не приводится юридическая аргументация принятого решения.

Многие судьи не обращают внимания на полноту и правильность составления протокола судебного заседания. Нередко в протоколах не отражаются все обстоятельства, указанные в ст. 229 ГПК РФ и ст. 259 УПК РФ.

В ходе судебного заседания не по всем делам принимаются меры к выявлению и исследованию причин и условий, способствовавших совершению преступлений и иных правонарушений.

При решении вопроса о рассмотрении дела в выездном заседании судьи иногда не учитывают общественную значимость и актуальность данного дела, характер гражданского спора или совершенного преступления, личность подсудимого, истца, ответчика и другие важные обстоятельства, в связи с чем в выездные заседания выносятся дела, которые вообще нецелесообразно в них заслушивать. Больший ущерб авторитету правосудия наносят срывы выездных заседаний из-за их плохой подготовки.

Руководители и судьи вышестоящих судов при выездах на места редко присутствуют на судебных заседаниях и не всегда оказывают судьям необходимую помощь в обеспечении воспитательной роли судебных процессов; недостаточно изучается и распространяется положительный опыт.

Отдельные суды, рассматривая дела в апелляционном, кассационном и надзорном порядке, не реагируют на факты нарушения нижестоящими судами материального и процессуального законодательства и нередко сами допускают ошибки и нарушения закона при рассмотрении дел.

Все еще встречаются факты поспешности, упрощенчества и невыполнения требований закона при рассмотрении дел в апелляционном и кассационном порядке, что приводит к необходимости изменения либо отмены судебных решений в порядке надзора.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет:

1. Судам принять меры к устранению недостатков в организации и проведении судебных процессов, совершенствованию судебной деятельности по предупреждению правонарушений, повышению культуры в работе.

Рассмотрение и разрешение дел должно проводиться судами на основе строгого соблюдения законности, в полном соответствии с материальным и процессуальным законодательством.

2. Судьям следует учитывать, что надлежащая подготовка дела к судебному разбирательству, имеющая целью обеспечить его правильное и своевременное разрешение, обязательна по всем делам.

Слушание дел следует назначать на определенные часы, с учетом их сложности и количества лиц, вызываемых в заседание. Судебные заседания необходимо открывать в точно установленное время.

3. Обратить внимание судей на то, что выполнение председательствующим по делу всех требований процессуального законодательства, умелое, вдумчивое и тактичное управление ходом судебного процесса обеспечивает не только надлежащее исследование обстоятельств дела и установление истины, но и воспитательное значение судебного процесса. Факты неэтичного поведения председательствующего в судебном заседании должны быть полностью изжиты.

Председательствующий по делу обязан обеспечить лицам, участвующим в судебном заседании, возможность реального осуществления прав, предоставленных им законом, неуклонно соблюдать нормы, гарантирующие равенство прав участников процесса.

4. Приговоры, решения, определения и постановления судов должны быть не только законными и обоснованными, но и мотивированными, составленными в ясных и понятных выражениях.

Судьям необходимо принять меры к повышению качества составления секретарями протокола судебного заседания, в котором должны быть точно отражены все действия суда на всем протяжении судебного разбирательства.

5. Обратить внимание судов на необходимость повышения воспитательного воздействия процессов, проводимых в выездных заседаниях. Каждое такое заседание требуется тщательно готовить, правильно подбирать дела, выносимые на рассмотрение суда (с учетом их общественной значимости и актуальности, характера гражданского спора или совершенного преступления, личности подсудимого, истца, ответчика, других важных обстоятельств), и в точном соответствии с законом разрешать их.

Абзац исключен. — Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 5.

6. В ходе судебного заседания важно уделять внимание выявлению и исследованию причин и условий, способствовавших совершению преступлений или возникновению гражданских споров.

7. Судам апелляционной, кассационной и надзорной инстанций при рассмотрении дел не оставлять без реагирования ни один факт нарушения закона, процессуального упрощенчества, неэтичного поведения судей и принимать меры к предупреждению подобных нарушений в дальнейшем.

8. Руководителям и судьям вышестоящих судов при выездах на места чаще присутствовать на судебных процессах, уделять больше внимания культуре проведения судебных заседаний, соблюдению судами норм процессуального законодательства, правильности составления процессуальных документов, оказывая судьям необходимую помощь.

logos-pravo.ru

ВС дал разъяснения по взысканию судебных издержек и адвокатским услугам

Верховный суд РФ представил первый за 2018 год обзор судебной практики, утвержденный 28 марта Президиумом ВС. В 152-страничном документе анализируется практика судебных коллегий ВС, а также международных договорных органов. Кроме того, дается ряд толкований по вопросам, возникающим в судебной практике.

Так, в частности, Верховный суд разъяснил, подлежат ли взысканию судебные расходы, понесенные юридическим лицом (ответчиком, административным ответчиком), при отказе в удовлетворении требований лица, наделенного государственными или иными публичными полномочиями, о ликвидации юридического лица в случае, если после возбуждения производства по делу юридическим лицом устранены обстоятельства, послужившие основанием для обращения в суд?

Как отмечает ВС, в случаях, предусмотренных законодательством, юридическое лицо может быть ликвидировано по иску, административному иску лица, наделенного государственными или иными публичными полномочиями.

Если после принятия к производству иска, административного иска о ликвидации юридического лица ответчик, административный ответчик устраняет нарушения закона, являющиеся основанием для ликвидации (например, представляет в орган власти необходимые документы или сведения), суд может отказать в удовлетворении требования о ликвидации юридического лица.

Согласно ч. 1 ст. 110 АПК РФ и ч. 1 ст. 111 КАС РФ судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, присуждаются стороне, в пользу которой состоялось решение суда.

Общим принципом распределения судебных расходов выступает возмещение судебных расходов лицу, которое их понесло, за счет лица, не в пользу которого принят итоговый судебный акт по делу, что следует из содержания гл. 9 АПК РФ, гл. 10 КАС РФ и разъясняется в п. 1 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 21 января 2016 г. № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела».

Исходя из п. 26 названного постановления, в случае добровольного удовлетворения исковых требований ответчиком, административным ответчиком после обращения истца, административного истца в суд и принятия судебного решения по такому делу судебные издержки подлежат взысканию с ответчика, административного ответчика.

Учитывая, что требование лица, наделенного государственными или иными публичными полномочиями, о ликвидации юридического лица представляет собой в том числе требование об устранении нарушений, являющихся основанием для ликвидации юридического лица, добровольное устранение ответчиком, административным ответчиком этих нарушений свидетельствует об удовлетворении требований истца, административного истца, послуживших основанием для обращения в суд.

Таким образом, заключает ВС, отказ суда в удовлетворении требования о ликвидации юридического лица в связи с добровольным устранением юридическим лицом имеющихся нарушений после возбуждения производства по делу не является основанием для возмещения судебных расходов юридического лица – ответчика, административного ответчика – за счет лица, наделенного государственными или иными публичными полномочиями.

Кроме того, Верховный суд отвечает на вопрос, вправе ли адвокат, назначенный судом в качестве представителя по административному делу в случаях, предусмотренных ч. 4 ст. 54 КАС РФ, обжаловать судебные акты по данному делу.

В соответствии с ч. 4 ст. 54 КАС РФ в случае, если у административного ответчика, место жительства которого неизвестно, либо у административного ответчика, в отношении которого решается вопрос о госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке или о психиатрическом освидетельствовании в недобровольном порядке, нет представителя, а также в других предусмотренных федеральным законом случаях суд назначает в качестве представителя адвоката.

В силу ч. 1 ст. 56 КАС РФ представитель вправе совершать от имени представляемого им лица все процессуальные действия, а при обязательном ведении административного дела в суде с участием представителя – совершать вместо представляемого лица все процессуальные действия, за исключением действий, связанных с получением объяснений и пояснений у самого представляемого лица и привлечением его к участию в осуществлении иных процессуальных прав, если суд признает это необходимым.

Указанные нормы конкретизируют конституционные положения о гарантиях права на судебную защиту, квалифицированную юридическую помощь и о принципах судопроизводства. Предусмотренные Кодексом гарантии представительства прав и законных интересов гражданина исключают оставление его без квалифицированной юридической помощи, в том числе при возникновении необходимости обжалования судебного акта (определение Конституционного суда РФ от 26 октября 2017 г. № 2483-О).

Согласно п. 2 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием.

Как следует из ч. 4 ст. 57 КАС РФ, полномочия адвоката в качестве представителя в суде удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием, а в случаях, предусмотренных данным кодексом, также доверенностью.

При наличии оснований, указанных в ч. 4 ст. 54 КАС РФ, адвокат назначается в качестве представителя определением суда. Поэтому его полномочия удостоверяются только ордером, которым в данном случае не может быть ограничено полномочие на обжалование судебных актов.

Следовательно, подытоживает ВС, адвокат, назначенный судом в качестве представителя по административному делу, вправе обжаловать судебные акты по делу.

m.legal.report

Пять дел, в которых применили постановление Пленума ВС № 7 о гражданской ответственности

24 марта 2016 года Пленум Верховного суда принял постановление, в котором разъяснил, как применяются меры гражданско-правовой ответственности, как привычные юристам, так и те, которое появились в Гражданском кодексе чуть меньше года назад (см. «Пленум ВС обсудил разъяснения по новым мерам гражданской ответственности«). По данным Caselook, чаще всего применяются те позиции постановления, которые посвящены наиболее распространенным санкциям. Но некоторые кредиторы используют и новые возможности, например, введенную Пленумом судебную неустойку за неисполнение обязательства в натуре. Как применяется постановление на практике, можно узнать из подборки пяти интересных дел окружных арбитражных судов.

«Вечный» вопрос чрезмерности неустойки по ст. 333 ГК

Постановление Пленума ВС № 7 нацеливает суды разумно подходить к вопросу снижения неустойки по правилам ст. 333 ГК, которая в случае явной несоразмерности может быть уменьшена, но только по заявлению стороны предпринимательского спора. Тем не менее часто суды делают это по своей инициативе. А сумму компенсации они могут снизить даже ниже законной неустойки, установленной п. 1 ст. 395 ГК (сейчас это ключевая ставка ЦБ, которая равна 10%). В этих и других случаях, когда нарушается закон, кассация может исправить первую или вторую инстанцию, гласит абз. 3 п. 72 постановления Пленума. Судя по данным Caselook, многие суды взяли это правило на вооружение.

Например, в деле № А75-1468/2015 Арбитражный суд Западно-Сибирского округа отменил решение, по которому общество «НГСК» получило всего 5 млн руб. неустойки от 437,1 запрошенных. Эту компенсацию генподрядчик хотел получить за задержки в строительстве трубопровода от субподрядчика «Югра Транс Строй Лес» («ЮТСЛ»). За срыв и начального, и конечного сроков выполнения работ договор предусматривал санкцию в размере 1% от общей цены работ в день – 263,3 млн руб. Поэтому неустойка, которую рассчитал «НГСК» за пять с лишним месяцев, более чем в 1,5 раза превысила цену договора. «ЮТСЛ» отрицал свою вину. Он, в частности, ссылался на испытание трубопроводов, которое проводил сам генподрядчик, и сильные паводки, длившиеся два с половиной месяца.

Суды по-разному ответили на вопрос, сколько на самом деле должен получить «НГСК». Арбитражный суд ХМАО-Югры остановился на сумме 21,8 млн, поскольку увидел обоюдную вину в просрочке: генподрядчик проводил испытания и сам предупредил, что нахождение людей на объекте в их период опасно. Кроме того, он не помог субподрядчику, когда тот просил убрать технику с подъездной дороги и т. п., отметила судья Евгения Инкина. 8-й арбитражный апелляционный суд решил еще урезать неустойку. Он счел, что ответственность сторон в договоре не сбалансирована, и применил другой пункт соглашения, который предусматривал штраф в 0,1% в день от стоимости невыполненных работ (а не общей цены договора), если они вовремя не закончены. Нельзя считать штраф от цены всех работ, ведь они в итоге были сданы непосредственному заказчику, а никакого ущерба генподрядчик не получил, решила апелляция. Она присудила генподрядчику 5 млн руб., учтя при этом и сильные паводки.

Но сам по себе факт установления очень большой неустойки в соглашении (1% от общей цены работ в день) еще не говорит о том, что она чрезмерна, указал АС Западно-Сибирского округа. Субподрядчик в свое время согласился с этим условием, изменить его не предлагал. О несоразмерности неустойки не говорит и то, что работы были сданы непосредственному заказчику, отметила коллегия под председательством Марины Лукьяненко. Участник спора, который просит снизить штраф, должен обосновать его чрезмерность, иначе суд взанимает его сторону, когда бездоказательно уменьшает неустойку, объяснила западносибирская кассация. Кроме того, отметила она, половодье не извиняет субподрядчика – это обычное ежегодное явление, о котором он не мог не знать. Поскольку неустойка оказалась ниже законной по п. 1 ст. 395 ГК, АС ЗСО отменил оба акта и отправил дело на новое рассмотрение.

Но 21 декабря 2016 года АС ХМАО-Югры присудил «НГСК» даже меньшую сумму, чем в первый раз, хоть и больше, чем апелляция – 19,7 млн руб. «Неустойка имеет компенсационную функцию, недопустимо превращать ее в способ обогащения кредитора», – изложила в своем решении судья Инкина. Она настояла, что все-таки должна соблюсти баланс интересов сторон, а договорная санкция очевидно несоразмерна – 1% в день, или 365% в год, что в 40 раз превышает ставку рефинансирования ЦБ. А между тем п. 2 постановления Пленума ВАС № 81 от 22 декабря 2011 г. позволяет судам сопоставлять штраф с двукратной ставкой Центробанка. Ее Инкина и взяла за основу расчета – получилось 16,5% годовых.

План «Б» и кто за него заплатит

П. 12 постановления Пленума ВС посвящен п. 1 ст. 393.1 Гражданского кодекса, согласно которому кредитор может требовать возмещения убытков, если вынужден заключить замещающую сделку взамен прекращенной. Его добросовестность презюмируется, уточняет Пленум ВС в своем постановлении.

Его использовал АС Северо-Западного округа, когда отменил постановление 13-го Арбитражного апелляционного суда, отказавшего «Инжиниринговой компании «АЭМ-Технологии» во взыскании 6,5 млн руб. убытка. Эту сумму истец хотел получить от компании «Мортранс» за срыв доставки парогенераторов для Белорусской АЭС. Их перевозчик должен был принять 28–30 октября 2014 года, но сообщил о сложной ледовой обстановке на речном маршруте и попросил перенести сроки на начало ноября. Отправитель ответил, что это вовсе не форс-мажор, а парогенераторы нужны к определенному сроку для запуска электростанции. Но «Мортранс» все не приступал к работе. Срочность вопроса не позволяла заказчику проводить новый конкурс. Он обратился ко второму после победителя участнику прежнего конкурса – «АЕТ Транс» – и заключил с ним договор на перевозку. Правда, пришлось потратиться – услуги новой компании стоили 13,4 млн руб. против 9,8 млн «АЭМ-Технологий». Когда проблему решили, заказчик решил через суд взыскать с проштрафившегося перевозчика разницу между этими ценами, а также издержки по перегрузке генераторов с водного на автомобильный транспорт (3 млн руб.).

Арбитражный суд республики Карелия удовлетворил иск, а вот 13-й Арбитражный апелляционный суд его отклонил. Вторая инстанция обратила внимание на экспертное заключение, принесенное ответчиком, которое оценило рыночную стоимость перевозки в 8,5 млн руб. Поскольку цена договора между истцом и ответчиком (9,8 млн) сопоставима с рыночной, то перевозчика нельзя заставить оплачивать разницу между этой и заметно более высокой ценой. «Это предпринимательский риск истца, который нельзя связать с действиями ответчика», – рассудила коллегия под председательством Яны Смирновой. Она не увидела причинно-следственной связи и с расходами по перегрузке генераторов.

С этим не согласился АС СЗО. Он учел объяснения истца, что необходимость запустить электростанцию в срок не позволила провести новый конкурс [чтобы выбрать перевозчика на более выгодных условиях]. Добросовестность кредитора и разумность его действий при заключении замещающей сделки предполагаются, процитировала кассация постановление Пленума № 7. И поскольку расходы были подтверждены, АС СЗО отменил апелляционный акт и принял решение в пользу отправителя.

Неравное уравнение

В случае двусторонней реституции (когда стороны передают друг другу все полученное по недействительной сделке) возврат предполагается равноценным. И если не доказано иное, проценты за пользование денежными средствами не начисляются, гласит п. 55 постановления Пленума № 7. Это разъяснение арбитражные суды по-разному применили в деле конкурсного управляющего МУП «Уярский мясокомбинат» Леонида Букалова, который хотел взыскать чуть менее 1 млн руб. платы за пользование деньгами по ст. 395 ГК с администрации Уярского района (А33-10039/2016).

А началась история осенью 2012 года, когда глава мясокомбината решил вернуть району производственный комплекс. Предприятие, владевшее им на праве хозяйственного ведения, было уже не в состоянии его содержать. Администрация района приняла активы, а потом внесла их в уставной капитал нового ОАО «АПК «Уярский». А прежнее МУП «Уярский мясокомбинат» стали банкротить (А33-20451/2012).

В рамках дела о несостоятельности конкурсный управляющий Букалов успешно признал недействительной сделку по возврату производственного комплекса району, и муниципалов обязали заплатить его цену – 35 млн руб. Что же касается самих активов, то здесь суд пришел к выводу, что возвратить их невозможно, потому что они переданы в уставной капитал другой компании. Деньги администрация перечислила. Но управляющий посчитал, что она сделала это с четырехмесячной задержкой, за что и решил взыскать проценты – отдельным иском.

Арбитражный суд Красноярского края отклонил это требование «Уярского мясокомбината», ведь суд, признавший сделку недействительной, решил, что реституция равноценна. К тому же это само собой предполагается согласно п. 55 постановления Пленума № 7. Такой вывод поддержала апелляция. Но истец пожаловался в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа и указал, что исполнение судебного акта [по перечислению денег] нельзя приравнивать к двусторонней реституции, поэтому п. 55 здесь неприменим. Изъятие имущества у предприятия изначально было безвозмездным. Оно не получило выгоды и тогда, когда администрация создала новую фирму и внесла в нее полученные активы, указывал Букалов. Судьи кассации прислушались к его доводам и обратили внимание, что реституция была односторонней. Дело они отправили на пересмотр.

Когда в суде отвечает ответчик

П. 5 постановления № 7 напоминает судам, как распределять бремя доказывания. От правильного решения этого вопроса нередко зависит исход разбирательства, как показало дело № А75-7285/2015 о страховых выплатах после аварии грузовиков «Камаз» и «Ман», в результате которой последняя машина оказалась фактически уничтожена. «Военная страховая компания», заплатившая владельцу «Мана» 2,5 млн руб., решила взыскать эту сумму в порядке суброгации со «Спецкомпрессормаша» (это его водитель за рулем «Камаза» оказался виновником аварии).

В суде юристы страховой компании предъявили заключение оценщика Кирилла Конобиевского, на основании которого «ВСК» и выплатила 2,5-миллионнную премию. Но Арбитражный суд ХМАО-Югры не принял его ко вниманию. Во-первых, в заключении эксперта и справке ГИБДД указаны различные повреждения. Во-вторых, цифры в отчете Конобиевского значительно завышены, как показывает заключение другого специалиста, которое предъявил ответчик. В-третьих, Конобиевский написал о том, что «Ман» фактически превратился в груду металлолома, непригодную к использованию, но вопреки этому, после аварии грузовик был зарегистрирован за новым владельцем. А сам истец в нарушение правил страхования не осмотрел машину после ДТП, отметил суд. Против «ВСК» сыграло и то, что она не добивалась судебной экспертизы. Поэтому суд решил отклонить ее требования. Апелляция подтвердила, что отчет оценщика не имеет доказательственной силы, а из документов в деле нельзя установить точный размер вреда.

А вот Арбитражный суд Западно-Сибирского округа с этим не согласился и решил, что нижестоящие инстанции неверно распределили бремя доказывания. Как гласит п. 5 постановления Пленума ВС № 7, кредитор должен доказать наличие убытков, а также – с разумной степенью достоверности – их размер и причинно-следственную связь с действиями или бездействием должника. Если такие действия или бездействие обычно имеют подобные последствия, то связь между ними презюмируется. Одновременно предполагается вина должника, а значит, именно он должен обосновать свою невиновность.

То есть суды отклонили требования «ВСК», хотя в деле нет доказательств, что «Камаз» не участвовал в ДТП и не причинил в нем повреждения «Ману», что страховая компания не понесла убытков. Именно это должен был доказывать ответчик, отметила кассационная коллегия под председательством Марины Севастьяновой. Да и в судебной экспертизе заинтересован был «Спецкомпрессормаш», поэтому просить о ней должен был он, а не истец. Кроме того, владелец «Мана» вполне мог продать после аварии свою машину – или в поврежденном, или в отремонтированном виде, отмечено в постановлении АС ЗСО. В целом, подчеркнули судьи, недоказанность точного размера убытков – это не проблема истца, его требования нельзя отклонить по этой причине. Точную цифру можно было определить, например, на основе другой экспертизы – ее приносил «Спецкомпрессормаш», не согласный с суммой иска. «Неправильное распределение бремени доказывания освободило ответчика от его процессуальных обязанностей», – резюмировала кассационная коллегия, отправляя дело на пересмотр.

Опередили события

Пункт 28 постановления Пленума вводит понятие судебной неустойки на случай неисполнения решения суда в натуре. Она должна дисциплинировать должника, но в деле № А44-6633/2014 чуть не привела к его банкротству (по крайней мере, по его собственному утверждению). Началось все осенью 2014 года, когда Арбитражный суд Новгородской области принял заявление ЗАО «Деловой партнер», которое хотело через суд обязать «Валдайнеруд» до 30 декабря 2016 года поставить уже оплаченную 91 тыс. куб. м песка с месторождений Валдайского района. В начале 2015 года истец получил судебный акт в свою пользу, а затем и исполнительные листы. Но приставы констатировали, что исполнить решение невозможно (причина в судебных актах не указана).

После этого «Деловой партнер» опять обратился в суд и попросил о судебной неустойке. 26 апреля 2016 года АС Новгородской области установил ее в размере 100 000 руб. за первый месяц неисполнения решения суда, 150 000 за второй, 200 000 за третий и так далее. Поставщик с этим не согласился и оспорил определение в 14-м Арбитражном апелляционном суде. Он жаловался, что не может отгрузить песок из-за отсутствия лицензии, а взыскание судебной неустойки может привести к его банкротству. Тем не менее апелляция сочла эти доводы голословными и поддержала определение нижегородского суда. «Решение вынесено год назад и не исполнено», – подчеркнул 14-й ААС.

Но по мнению «Валдайнеруда», сроки добровольного исполнения решения еще не вышли, потому что изначальное решение суда обязывало поставить песок до 30 декабря 2016 года. Получается, судебная неустойка начала «капать» преждевременно почти на полгода, обращал внимание ответчик. С такими аргументами он обратился в АС Северо-Западного округа. Это противоречит п. 33 7-го постановления Пленума, ведь срок исполнения обязательства еще не истек, согласилась кассационная коллегия 12 октября 2016 года. Мало того, нижестоящие суды упустили еще одно разъяснение ВС о том, что факт неисполнения решения суда подтверждает судебный пристав. Они ограничились лишь указанием на то, что акт вступил в законную силу и пока не исполнен, а этого недостаточно. Придя к таким выводам, АС СЗО предписал разобраться в вопросе еще раз.

pravo.ru

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 г. Москва О судебном решении

В связи с введением в действие с 1 февраля 2003 г. Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) и в целях выполнения содержащихся в нем требований к судебному решению Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. В соответствии со статьей 194 ГПК РФ решением является постановление суда первой инстанции, которым дело разрешается по существу.

Решение должно быть законным и обоснованным (часть 1 статьи 195 ГПК РФ).

2. Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Если имеются противоречия между нормами процессуального или материального права, подлежащими применению при рассмотрении и разрешении данного дела, то решение является законным в случае применения судом в соответствии с частью 2 статьи 120 Конституции Российской Федерации, частью 3 статьи 5 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» и частью 2 статьи 11 ГПК РФ нормы, имеющей наибольшую юридическую силу. При установлении противоречий между нормами права, подлежащими применению при рассмотрении и разрешении дела, судам также необходимо учитывать разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данные в постановлениях от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» и от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации».

3. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

4. Поскольку в силу части 4 статьи 198 ГПК РФ в решении суда должен быть указан закон, которым руководствовался суд, необходимо указать в мотивировочной части материальный закон, примененный судом к данным правоотношениям, и процессуальные нормы, которыми руководствовался суд.

Суду также следует учитывать:

а) постановления Конституционного Суда Российской Федерации о толковании положений Конституции Российской Федерации, подлежащих применению в данном деле, и о признании соответствующими либо не соответствующими Конституции Российской Федерации нормативных правовых актов, перечисленных в пунктах «а», «б», «в» части 2 и в части 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации, на которых стороны основывают свои требования или возражения;

б) постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, принятые на основании статьи 126 Конституции Российской Федерации и содержащие разъяснения вопросов, возникших в судебной практике при применении норм материального или процессуального права, подлежащих применению в данном деле;

в) постановления Европейского Суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в данном деле.

5. Согласно части 3 статьи 196 ГПК РФ суд принимает решение только по заявленным истцом требованиям.

Выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем оно было заявлено) суд имеет право лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами.

Например, суд вправе выйти за пределы заявленных требований и по своей инициативе на основании пункта 2 статьи 166 Гражданского кодекса РФ применить последствия недействительности ничтожной сделки (к ничтожным сделкам относятся сделки, о которых указано в статьях 168-172 названного Кодекса).

Заявленные требования рассматриваются и разрешаются по основаниям, указанным истцом, а также по обстоятельствам, вынесенным судом на обсуждение в соответствии с частью 2 статьи 56 ГПК РФ.

При этом следует иметь в виду, что при рассмотрении и разрешении дел, возникших из публичных правоотношений, суд не связан основаниями и доводами заявленных требований, т.е. обстоятельствами, на которых заявитель основывает свои требования (часть 3 статьи 246 ГПК РФ).

6. Учитывая, что в силу статьи 157 ГПК РФ одним из основных принципов судебного разбирательства является его непосредственность, решение может быть основано только на тех доказательствах, которые были исследованы судом первой инстанции в судебном заседании. Если собирание доказательств производилось не тем судом, который рассматривает дело (статьи 62-65, 68-71, пункт 11 части 1 статьи 150, статья 170 ГПК РФ), суд вправе обосновать решение этими доказательствами лишь при том условии, что они получены в установленном ГПК РФ порядке (например, с соблюдением установленного статьей 63 ГПК РФ порядка выполнения судебного поручения), были оглашены в судебном заседании и предъявлены лицам, участвующим в деле, их представителям, а в необходимых случаях экспертам и свидетелям и исследованы в совокупности с другими доказательствами. При вынесении судебного решения недопустимо основываться на доказательствах, которые не были исследованы судом в соответствии с нормами ГПК РФ, а также на доказательствах, полученных с нарушением норм федеральных законов (часть 2 статьи 50 Конституции Российской Федерации, статьи 181, 183, 195 ГПК РФ).

7. Судам следует иметь в виду, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 ГПК РФ). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ.

Если экспертиза поручена нескольким экспертам, давшим отдельные заключения, мотивы согласия или несогласия с ними должны быть приведены в судебном решении отдельно по каждому заключению.

8. В силу части 4 статьи 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях деяний лица, в отношении которого вынесен приговор, лишь по вопросам о том, имели ли место эти действия (бездействие) и совершены ли они данным лицом.

Исходя из этого суд, принимая решение по иску, вытекающему из уголовного дела, не вправе входить в обсуждение вины ответчика, а может разрешать вопрос лишь о размере возмещения.

В решении суда об удовлетворении иска, помимо ссылки на приговор по уголовному делу, следует также приводить имеющиеся в гражданском деле доказательства, обосновывающие размер присужденной суммы (например, учет имущественного положения ответчика или вины потерпевшего).

На основании части 4 статьи 1 ГПК РФ, по аналогии с частью 4 статьи 61 ГПК РФ, следует также определять значение вступившего в законную силу постановления и (или) решения судьи по делу об административном правонарушении при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление (решение).

9. Согласно части 2 статьи 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному гражданскому делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Такое же значение имеют для суда, рассматривающего гражданское дело, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда (часть 3 статьи 61 ГПК РФ).

Под судебным постановлением, указанным в части 2 статьи 61 ГПК РФ, понимается любое судебное постановление, которое согласно части 1 статьи 13 ГПК РФ принимает суд (судебный приказ, решение суда, определение суда), а под решением арбитражного суда — судебный акт, предусмотренный статьей 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Исходя из смысла части 4 статьи 13, частей 2 и 3 статьи 61, части 2 статьи 209 ГПК РФ лица, не участвовавшие в деле, по которому судом общей юрисдикции или арбитражным судом вынесено соответствующее судебное постановление, вправе при рассмотрении другого гражданского дела с их участием оспаривать обстоятельства, установленные этими судебными актами. В указанном случае суд выносит решение на основе исследованных в судебном заседании доказательств.

10. Судам необходимо соблюдать последовательность в изложении решения, установленную статьей 198 ГПК РФ.

Содержание исковых требований должно быть отражено в его описательной части в соответствии с исковым заявлением.

Если истец изменил основание или предмет иска, увеличил или уменьшил его размер, ответчик признал иск полностью или частично, об этом следует также указать в описательной части решения.

О признании стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения (часть 2 статьи 68 ГПК РФ), указывается в мотивировочной части решения одновременно с выводами суда об установлении этих обстоятельств, если не имеется предусмотренных частью 3 статьи 68 ГПК РФ оснований, по которым принятие признания обстоятельств не допускается.

При вынесении решения судам необходимо иметь в виду, что право признания обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, принадлежит и представителю стороны, участвующему в деле в ее отсутствие, если это не влечет за собой полного или частичного отказа от исковых требований, уменьшения их размера, полного или частичного признания иска, поскольку статья 54 ГПК РФ, определяющая полномочия представителя, не требует, чтобы указанное право было специально оговорено в доверенности.

Суд не вправе при вынесении решения принять признание иска или признание обстоятельств, на которых истец основывает свои требования, совершенные адвокатом, назначенным судом в качестве представителя ответчика на основании статьи 50 ГПК РФ, поскольку это помимо воли ответчика может привести к нарушению его прав.

Адвокат, назначенный судом в качестве представителя ответчика на основании статьи 50 ГПК РФ, вправе обжаловать решение суда в кассационном (апелляционном) порядке и в порядке надзора, поскольку он имеет полномочия не по соглашению с ответчиком, а в силу закона и указанное право объективно необходимо для защиты прав ответчика, место жительства которого неизвестно.

11. Исходя из того, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств.

В связи с этим в ней должно быть четко сформулировано, что именно постановил суд как по первоначально заявленному иску, так и по встречному требованию, если оно было заявлено (статья 138 ГПК РФ), кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести, за какой из сторон признано оспариваемое право. Судом должны быть разрешены и другие вопросы, указанные в законе, с тем чтобы решение не вызывало затруднений при исполнении (часть 5 статьи 198, статьи 204-207 ГПК РФ). При отказе в заявленных требованиях полностью или частично следует точно указывать, кому, в отношении кого и в чем отказано.

В тех случаях, когда решение подлежит немедленному исполнению или суд придет к выводу о необходимости этого (статьи 210-212 ГПК РФ), в решении необходимо сделать соответствующее указание.

Решения, перечисленные в статье 211 ГПК РФ, подлежат немедленному исполнению в силу императивного предписания закона, в связи с чем указание в решении об обращении их к немедленному исполнению не зависит от позиции истца и усмотрения суда.

Обращение решения к немедленному исполнению по основаниям, указанным в статье 212 ГПК РФ, возможно только по просьбе истца. В таких случаях выводы суда о необходимости обращения решения к немедленному исполнению должны быть обоснованы достоверными и достаточными данными о наличии особых обстоятельств, вследствие которых замедление исполнения решения может привести к значительному ущербу для взыскателя или невозможности его исполнения.

Обращая по просьбе истца решение к немедленному исполнению, суд вправе в необходимых случаях требовать от истца обеспечения поворота исполнения решения на случай его отмены.

12. Поскольку по искам о признании разрешается вопрос о наличии или отсутствии того или иного правоотношения либо отдельных прав и обязанностей участвующих в деле лиц, суд при удовлетворении иска обязан в необходимых случаях указать в резолютивной части решения на те правовые последствия, которые влечет за собой такое признание (например, об аннулировании актовой записи о регистрации брака в случае признания его недействительным).

13. В силу статьи 194 ГПК РФ в форме решения принимаются лишь те постановления суда первой инстанции, которыми дело разрешается по существу, а круг вопросов, составляющих содержание решения, определен статьями 198, 204-207 ГПК РФ.

Поэтому недопустимо включение в резолютивную часть решения выводов суда по той части исковых требований, по которым не принимается постановление по существу (статьи 215, 216, 220-223 ГПК РФ). Эти выводы излагаются в форме определений (статья 224 ГПК РФ), которые должны выноситься отдельно от решений. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что включение указанных выводов в решение само по себе не является существенным нарушением норм процессуального права и не влечет по этому основанию его отмену в кассационном (апелляционном) и надзорном порядке.

14. Обратить внимание судов на необходимость строгого соблюдения установленного статьей 199 ГПК РФ срока составления мотивированного решения.

15. Исходя из требований статьи 201 ГПК РФ вопрос о принятии дополнительного решения может быть поставлен лишь до вступления в законную силу решения суда по данному делу и такое решение вправе вынести только тот состав суда, которым было принято решение по этому делу.

В случае отказа в вынесении дополнительного решения заинтересованное лицо вправе обратиться в суд с теми же требованиями на общих основаниях. Вопрос о судебных расходах может быть разрешен определением суда (статья 104 ГПК РФ).

Предусматривая право суда принимать дополнительные решения, статья 201 ГПК РФ вместе с тем ограничивает это право вопросами, которые были предметом судебного разбирательства, но не получили отражения в резолютивной части решения, или теми случаями, когда, разрешив вопрос о праве, суд не указал размера присужденной суммы либо не разрешил вопрос о судебных расходах.

Поэтому суд не вправе выйти за пределы требований статьи 201 ГПК РФ, а может исходить лишь из обстоятельств, рассмотренных в судебном заседании, восполнив недостатки решения.

16. Поскольку статья 202 ГПК РФ предоставляет суду возможность разъяснить решение, не изменяя его содержания, суд не может под видом разъяснения изменить, хотя бы частично, существо решения, а должен только изложить его же в более полной и ясной форме.

17. Учитывая, что ГПК РФ, устанавливая различный порядок рассмотрения дел по отдельным видам производств (исковое, особое, производство по делам, возникающим из публичных правоотношений), предусматривает для всех единую форму окончания разбирательства дела по существу путем принятия решения, судам следует иметь в виду, что требования статьи 198 ГПК РФ о порядке изложения решений обязательны для всех видов производств.

18. Признать утратившим силу постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 сентября 1973 г. N 9 «О судебном решении» с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 20 декабря 1983 г. N 11, в редакции постановления Пленума от 21 декабря 1993 г. N 11, с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 26 декабря 1995 г. N 9.

Председатель Верховного Суда

rg.ru

admin