Принятие внутренних законов

Федеральный закон «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 30.11.2011 N 342-ФЗ ст 19 (ред. от 01.07.2017)

Статья 19. Рассмотрение документов, представленных гражданином для поступления на службу в органы внутренних дел, и принятие по ним решений

1. Перечень уполномоченных руководителей и иных должностных лиц, наделенных правом рассмотрения документов, представленных гражданином для поступления на службу в органы внутренних дел, и принятия по ним решений, утверждается федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел.

2. Уполномоченный руководитель в течение трех месяцев со дня принятия заявления обеспечивает проведение в отношении гражданина мероприятий, связанных с допуском к сведениям, составляющим государственную и иную охраняемую законом тайну, проверкой достоверности сообщенных им сведений, проверкой уровня физической подготовки, и направляет гражданина для прохождения медицинского освидетельствования (обследования) и проведения мероприятий по профессиональному психологическому отбору.

3. Срок проведения проверки достоверности сообщенных гражданином сведений может быть продлен уполномоченным руководителем до четырех месяцев с письменным уведомлением об этом гражданина.

4. По результатам рассмотрения документов, представленных гражданином для поступления на службу в органы внутренних дел, с учетом заключения военно-врачебной комиссии, результатов психофизиологических исследований (обследований), тестирования, направленных на выявление потребления без назначения врача наркотических средств или психотропных веществ и злоупотребления алкоголем или токсическими веществами, профессионального психологического отбора, уровня физической подготовки и личного поручительства уполномоченным руководителем принимается одно из следующих решений:

1) о заключении с гражданином трудового договора с условием об испытании, предусмотренном статьей 24 настоящего Федерального закона;

2) о допуске к участию в конкурсе на замещение должности в органах внутренних дел;

3) о заключении с гражданином контракта;

4) о направлении гражданина для поступления в образовательную организацию высшего образования федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел для обучения по очной форме;

5) об отказе гражданину в приеме на службу в органы внутренних дел или в направлении для поступления в образовательную организацию высшего образования федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел для обучения по очной форме.

5. О принятом в соответствии с частью 4 настоящей статьи решении уполномоченный руководитель сообщает в письменной форме гражданину в десятидневный срок со дня принятия соответствующего решения.

6. Порядок проведения проверок, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, устанавливается федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел.

fzrf.su

Федеральный закон от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями)

Федеральный закон от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ
«О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

С изменениями и дополнениями от:

3 декабря 2012 г., 7 мая, 2 июля, 25 ноября 2013 г., 1, 22 декабря 2014 г., 12 февраля, 13 июля, 5 октября 2015 г., 3 июля, 28 декабря 2016 г., 3 апреля, 1 июля 2017 г., 3 августа 2018 г.

Принят Государственной Думой 17 ноября 2011 года

Одобрен Советом Федерации 25 ноября 2011 года

Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 227-ФЗ положения настоящего Федерального закона (за исключением положений части 4 статьи 10, пункта 21 части 1, частей 2 и 3 статьи 11, части 2 статьи 12, части 3 статьи 13) распространены на лиц, имеющих специальные звания и проходящих службу в федеральном органе исполнительной власти, осуществляющем функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере деятельности войск национальной гвардии РФ, в сфере оборота оружия, в сфере частной охранной деятельности и в сфере вневедомственной охраны

Настоящий Федеральный закон вступает в силу с 1 января 2012 г., за исключением статей 94 и 95, вступающих в силу со дня официального опубликования настоящего Федерального закона

См. комментарий к настоящему Федеральному закону

Президент Российской Федерации

Москва, Кремль
30 ноября 2011 г.
N 342-ФЗ

Закон регулирует отношения, связанные с поступлением на службу в ОВД, ее прохождением и прекращением.

Так, установлены квалификационные требования к должностям в ОВД России. Последние подразделяются на должности высшего, старшего, среднего и младшего начальствующего, а также рядового составов.

Кроме того, определяется правовое положение (статус) сотрудника ОВД России. В частности, речь идет о его правах и обязанностях; ответственности, требованиях к его служебному поведению; ограничениях и запретах, связанных со службой. Для сотрудников ОВД России учреждены специальные звания (полиции, внутренней службы или юстиции).

Правоотношения на службе в ОВД между Россией и гражданином возникают и осуществляются на контрактной основе. В соответствии с должностным регламентом (должностной инструкцией) осуществляется профессиональная служебная деятельность сотрудника ОВД.

Детально регламентирован порядок проведения аттестации сотрудников ОВД.

Закон вступает в силу с 1 января 2012 г., за исключением отдельных положений.

Федеральный закон от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

Настоящий Федеральный закон вступает в силу с 1 января 2012 г., за исключением статей 94 и 95 настоящего Федерального закона, вступающих в силу со дня официального опубликования настоящего Федерального закона

Текст Федерального закона опубликован в «Парламентской газете» от 2 декабря 2011 г. N 52-53, в «Российской газете» от 7 декабря 2011 г. N 275, в Собрании законодательства Российской Федерации от 5 декабря 2011 г. N 49 (часть I) ст. 7020, на «Официальном интернет-портале правовой информации» (www.pravo.gov.ru) 1 декабря 2011 г.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 11 ноября 2014 г. N 29-П пункт 7 части 3 статьи 82 настоящего Федерального закона признан не соответствующим Конституции РФ в той мере, в какой он допускает увольнение со службы в органах внутренних дел сотрудников, в отношении которых до вступления настоящего Федерального закона в силу уголовное преследование по делам публичного обвинения прекращено в связи с примирением сторон или в связи с деятельным раскаянием, если совершенные ими деяния на момент решения вопроса о расторжении с ними контракта о прохождении службы и увольнения со службы не признаются преступлениями

Постановлением Конституционного Суда РФ от 21 марта 2014 г. N 7-П пункт 7 части 3 статьи 82 настоящего Федерального закона признан не соответствующим Конституции РФ:

— в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования оно предполагает обязательное и безусловное расторжение контракта о прохождении службы с сотрудником органов внутренних дел и увольнение его со службы, если в отношении него уголовное преследование по делу частного обвинения прекращено в связи с примирением сторон до вступления данного законоположения в силу;

— в той мере, в какой по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, в системе действующего правового регулирования оно допускает наступление предусмотренных им неблагоприятных последствий в связи с совершением сотрудником органов внутренних дел деяния, которое на момент решения вопроса о расторжении с ним контракта о прохождении службы и увольнения его со службы не признается преступлением

В настоящий документ внесены изменения следующими документами:

Федеральный закон от 3 августа 2018 г. N 307-ФЗ

Изменения вступают в силу с 3 августа 2018 г.

Федеральный закон от 1 июля 2017 г. N 132-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2018 г.

Федеральный закон от 3 апреля 2017 г. N 64-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 28 декабря 2016 г. N 505-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении ста восьмидесяти дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 305-ФЗ

Изменения вступают в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 300-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 227-ФЗ

Изменения вступают в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 5 октября 2015 г. N 285-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 13 июля 2015 г. N 230-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 12 февраля 2015 г. N 16-ФЗ

Изменения вступают в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 22 декабря 2014 г. N 431-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2015 г.

Федеральный закон от 1 декабря 2014 г. N 419-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2016 г.

Федеральный закон от 25 ноября 2013 г. N 317-ФЗ

Изменения вступают в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 2 июля 2013 г. N 185-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 сентября 2013 г.

Федеральный закон от 7 мая 2013 г. N 102-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 3 декабря 2012 г. N 231-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2013 г.

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2018. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

base.garant.ru

Публикации

История создания закона «о полиции» и обзор вносимых изменений

Валерий Черников, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации.

В современном мире понятием «полиция» обозначаются специализированные государственные органы и формирования, обеспечивающие безопасность личности, общества и государства.

Объем полномочий полиции определяется внутренним законодательством государств. В большинстве стран мира основным предназначением полиции является поддержание общественного спокойствия и порядка в городах и других населенных пунктах, предотвращение преступлений, преследование правонарушителей, оказание помощи лицам, которым угрожает опасность. В отдельных странах к полномочиям полиции отнесены регулирование дорожного движения, охрана различных объектов, проведение аварийно-спасательных работ, осуществление пожарной охраны, поддержание порядка при проведении судебных заседаний, контрольно-пропускной режим на государственной границе, паспортно-визовая работа и некоторые другие функции.

Названия полицейских органов в разных странах также различны. В большинстве государств они именуются полицией. Вместе с тем есть и другие названия. В отдельных государствах полицейские полномочия выполняет милиция (Белоруссия, Таджикистан, Узбекистан и др.).

Как правило, в государстве полиция представлена несколькими полицейскими службами с пересекающейся компетенцией. Обычно действуют общая полиция и специализированные полицейские органы. К основному ведению общей полиции относятся вопросы охраны общественного порядка и борьбы с общеуголовной преступностью. Предметом специализированных органов являются отдельные участки полицейской деятельности. В России, например, к таким специализированным структурам относятся органы наркоконтроля. Сугубо полицейские функции выполняли внутренние войска Министерства внутренних дел Российской Федерации. Ранее в России была налоговая полиция. Но есть государства, в которых имеется только одна полиция для решения всех полицейских задач (например, Финляндия, Польша).

Полицейская деятельность имманентно присуща государству на любой стадии его развития. Но на протяжении большей части истории человечества ее выполняли учреждения (должностные лица), в компетенцию которых входили и другие обязанности. Собственно полицейские учреждения появились в средневековой Германии. Они предназначались для решения задач по обеспечению безопасности и благоустройству в пределах городского поселения.

Рождение профес­сиональной полиции в России связано с именем Петра I, который в 1718 году учредил должность генерал-полицмейстера Петербурга. В специальных пунктах указа были определены основные обязанности полиции: контроль за градостроительством, надзор за благоустройством, санитарией и торговлей города, пресечение преступлений, обеспечение общественного порядка, пожарная охрана города. Позднее были образованы полицейские структуры в других городах. Полиция в Российской империи просуществовала до 1917 года. Но на протяжении этого времени функции полиции в сфере государственного управления постепенно сужались, и она всё более превращалась в специализированный правоохранительный орган. В советский период развития российского общества, а также в новой России до марта 2011 года полицейские функции выполняла милиция.

Идея создания общей полиции вместо милиции на современном российском политическом небосклоне появилась сразу же после обретения страной независимости в июне 1990 года. Еще при разработке первого закона новой России «О милиции» этот вопрос активно обсуждался и продвигался. Более того, в конце 1990 года проект закона был направлен в регионы для обсуждения с двойным названием: «О полиции (милиции)». Но в соответствии с постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 февраля 1991 года слово «полиция» было исключено.

Однако в ходе обсуждения поправок в Верховном Совета РСФСР этот вопрос снова был поднят. И лишь десятка голосов депутатов не хватило для того, чтобы еще 18 апреля 1991 года в стране появился правоохранительный орган под названием «полиция».

Вторая попытка была сделана в 2002–2003 годах, когда под руководством А.И. Александрова была создана рабочая группа по подготовке проекта федерального закона «Об органах охраны правопорядка в Российской Федерации». Концепция закона предусматривала создание федеральной полиции, местной милиции, а также Федеральной службы расследования и Национальной гвардии. Были разработаны проекты рамочного закона и отраслевых законов (по видам органов охраны правопорядка). Предполагалось, что реформа будет по­этапно проводиться с 2005 года. Но в силу ряда причин, в том числе финансово-экономического плана, дальнейшего продвижения проекты законов не получили.

И принятый пять лет назад федеральный закон – это уже третья попытка учреждения полиции в современной России. И она оказалась удачной.

Отправным моментом в разработке закона нужно считать принятие известного реформаторского Указа Президента Российской Федерации от 24 декабря 2009 года № 1468 «О мерах по совершенствованию деятельности органов внутренних дел Российской Федерации» », в котором была признана необходимость модернизации существующей структуры органов внутренних дел, внесения существенных изменений в систему их правового, кадрового, финансового и материально-технического обеспечения.

Непосредственное же решение о создании полиции было принято на совещании у Президента РФ 6 августа 2010 года при обсуждении представленного проекта нового федерального закона о милиции.

Для такого поистине исторического шага были определенные причины и «созрели» необходимые условия – социальные, правовые, политические, организационные и экономические. Связаны они были в первую очередь с организацией и деятельностью самой милиции.

Политические детерминанты, пожалуй, были главными. К концу первого десятилетия 21 века становилось всё очевиднее, что государственный институт, именуемый «милиция», исчерпал себя, как по форме, так и по содержанию. Если не сказать больше – реальностью становилась дискредитация милицией своего предназначения как органа охраны правопорядка.

На фоне общего сокращения уровня регистрируемой преступности, стали массовыми факты укрытия преступлений от регистрации и учета, фальсификации учетных и проверочных материалов. Такой вывод был сделан по результатам широкомасштабной проверки достоверности статистических данных в уголовно-правовой сфере, проведенной во всех субъектах Российской Федерации Генеральной прокуратурой в 2010 году.

В силу низкого уровня социальной защиты сотрудников нарастала «коммерциализация» милиции. Сотрудники переключались на получение дохода за пределами профессионального поля, а порой и за счет него. Защита населения от криминала отходила на второй план. Росла «кривая» числа преступлений, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел. Хамство, грубость сопровождали облик милиционера. Престижность службы в милиции падала, в обществе нарастал шквал критики, а порой и ненависти в адрес милиции.

В этих условиях нужны были не только смена названия и вывески, но и, по сути, новое содержание деятельности, более высокие требования к облику стража правопорядка, публичное очищение милицейского аппарата и заверения общества в том, что «новый корабль» поплывет по-новому.

Среди социальных причин выделил бы три фактора.

Первый – это набирающий силу процесс превращения милиции в многофункциональный, тяжелый орган охраны правопорядка. Милиция стала обрастать несвойственными функциями, в том числе в сфере экономики, со всеми отрицательными последствиями как для себя, так и для общества. Для примера, к этому времени милиция была обязана:

— осуществлять контроль за применением контрольно-кассовой техники;

— вести реестр дисквалифицированных лиц;

— разыскивать собственников безнадзорных животных;

— осуществлять розыск уклонистов от военной службы и выполнять ряд других непрофильных функций.

Важно было приостановить, ограничить процесс разрастания несвойственных функций милиции, сосредоточиться на решении сугубо правоохранительных задач, то есть изменить место и роль милиции в механизме государства.

К обновлению системы Министерства внутренних дел подталкивала, и это второй социальный фактор, низкая социальная защищенность сотрудников милиции. Среди милиционеров нарастало недовольство обесценившейся оплатой их труда. Высокими являлись текучесть кадров и их некомплект.

Наконец, изменилось и общественное сознание. Оно всё больше ориентировалась на возврат к историческим корням и международному опыту в названии общего органа охраны правопорядка. Такой сдвиг наглядно был продемонстрирован и в ходе всенародного обсуждения проекта Федерального закона « О полиции».

Правовая обусловленность замены закона «О милиции» крылась прежде всего в его моральной устарелости, а также в многочисленности изменений, которые были сделаны почти что за 20-летний период его действия. Более 40 законов внесли в него сотни изменений. Однако, несмотря на это, для правового регулирования деятельности милиции были присущи нормативные пробелы, коллизии, рассогласованность правовых предписаний и другие несовершенства. Стало ясно, что закон не в полной мере учитывает реалии нового этапа развития общества и простое «латание дыр» действующего закона «О милиции» здесь не поможет.

С другой стороны, помимо базового закона обязанности милиции стали всё чаще устанавливаться другими законами и нормативными актами. Этот процесс нужно было также приостановить.

Среди организационных факторов особо стоит выделить исчерпание возможностей модели, основанной на разделении милиции на криминальную и милицию общественной безопасности, или как она ранее именовалась – местную милицию.

Эта модель на определенном этапе сыграла свою положительную роль, потому что удовлетворяла в том числе амбициям субъектов Российской Федерации. Но впоследствии она всё более способствовала разобщению милицейских служб, создавала барьеры между двумя органами дознания в единой структуре.

Наконец, об экономических факторах. Как известно, милиция финансировалась из различных источников. Такое многоканальное финансирование приводило к разному уровню материально-технического обеспечения милиции и социальной защищенности сотрудников в регионах. Что скрывать, наряду с этим такая ситуация приводила порой и к прямой зависимости от региональных властей.

К этому времени, и это важно подчеркнуть, у государства появились и финансовые возможности для устранения этих диспропорций и установления централизованного финансового обеспечения МВД.

Таковы основные причины, обусловившие в Российской Федерации переход милиции в полицию и принятие в последующем Федерального закона «О полиции». Были, конечно, и другие детерминанты, в том числе исторического и международного плана.

Теперь об основных вехах разработки закона «О полиции».

На первом этапе велась работа над новым законом, которая началась в 2008 году, сначала в Правовом департаменте МВД России1, а после упомянутого выше февральского Указа Президента РФ от 2010 года – уже на уровне министерства.

Для разработки закона был создан Организационный комитет, в состав которого, помимо руководителей структурных подразделений МВД России, вошли сенаторы и депутаты парламента, представители других правоохранительных органов и федеральных органов исполнительной власти, члены Общественной палаты, представители науки, члены общественных правозащитных организаций. Возглавлял Оргкомитет С.П. Булавин, тогда статс-секретарь – заместитель Министра внутренних дел.

Основными концептуальными идеями разрабатываемого закона были:

— закрепление правоохранительного предназначения полиции в обществе;

— гуманизация форм и методов работы полиции;

— установление партнерской модели взаимоотношений полиции и общества, которая предполагает не доминанту власти над ним, а служение ему и ориентир на сотрудничество с институтами гражданского общества и гражданами;

— приоритет обеспечения прав граждан и организаций в деятельности полиции, установление действенных гарантий законности ее деятельности;

— повышение требований к сотрудникам полиции, эффективности их деятельности;

— усиление антикоррупционной составляющей в работе полиции;

— закрепление организационного единства полиции и органов внутренних дел;

— федеральное бюджетное финансирование полиции;

— использование более совершенной юридической техники, позволяющей удобно пользоваться законодательным материалом 2.

Перед разработчиками также ставилась задача обеспечить преемственность основных положений с Законом Российской Федерации «О милиции».

Преемственность, как известно, константа права, необходимые момент и условие его прогрессивного развития. Полная смена нормативных ориентиров, отказ от оправдавших себя стереотипов может иметь негативные последствия для правоприменения. Поэтому крайне важно воспринять модели правового регулирования прошлого, показавшие свою эффективность, полезность и надежность. И такая преемственность Федерального закона «О полиции» с Законом Российской Федерации «О милиции» была обеспечена. Это прослеживается по форме, структуре, содержанию, кругу регулируемых вопросов, по основным параметрам организационного правового положения органов охраны правопорядка.

Однако речь не идет о простом копировании в новом законе норм предыдущего закона, хотя схожие, подобные (в том числе в языковом выражении) нормы в двух законах имеются. В большей мере преемственность прослеживается относительно восприятия соответствующих правовых идей, например, идей департизации, демифологизации, деуниверсализации, достаточности прав, демократизации службы и некоторых других положений, которые составляли концептуальную основу Закона РСФСР «О милиции»3. Но сами эти идеи творчески переосмыслены, наполнены новым содержанием, учитывающим реалии времени. Эта тема ранее была нами освещена 4.

Важную роль в подготовке проекта Федерального закона «О полиции» сыграла инициатива главы государства по обсуждению законопроекта в сети Интернет, которое проходило на специально созданном сайте в период с 7 августа по 15 сентября 2010 года. Сайт посетило более полутора миллиона человек. Было получено 33 тысячи откликов, содержащих более 20 тысяч предложений по совершенствованию законопроекта.

Наиболее обсуждаемыми были следующие темы: понятие и назначение полиции в обществе, гарантии обеспечения законности деятельности полиции, гарантии обеспечения демократизма в работе полиции, организация полиции, статус сотрудника полиции, его правовая и социальная защищенность, служба в полиции, права и обязанности полиции, ее функции.

Именно по результатам обсуждения в Интернете появились в Законе следующие нормы:

— о праве задержанного на телефонный звонок для уведомления близких лиц о своем задержании и местонахождении;

— об освидетельствовании задержанных лиц перед водворением в помещения, а также после окончания срока задержания;

— о наличии у каждого сотрудника нагрудного знака для упрощения его визуализации при общении с гражданами;

— о территориальной юрисдикции сотрудника полиции;

— об обязанности милиции информировать граждан не реже одного раза в месяц о ходе рассмотрения их письменных обращений в полицию и другие.

Главным выводом, который был сделан по результатам анализа комментариев к законопроекту – это то, что общество понимало и поддерживало необходимость реформирования российской милиции.

Подчеркнем, общественное обсуждение законопроекта стало первым в истории России опытом совместной массовой работы над законодательным актом социальной направленности и впоследствии явилось прецедентом для дальнейшей законотворческой деятельности федеральных органов исполнительной власти. Был издан Указ Президента Российской Федерации от 9 февраля 2011 года № 167 «Об общественном обсуждении проектов федеральных конституционных законов и федеральных законов», который предписывал федеральным органам размещать в сети Интернет на своих официальных или специально созданных сайтах тексты законопроекта, пояснительной записки и финансово-экономического обоснования к нему, а также информацию о порядке направления гражданами на соответствующий сайт замечаний и предложений по законопроекту с указанием времени, в течение которого будет проводиться его общественное обсуждение.

Проект Федерального закона «О полиции» был внесен в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации Президентом Российской Федерации Д.А. Медведевым 27 октября 2010 года.

В первом чтении законопроект принят 10 декабря 2010 года.

В Комитет Государственной Думы по без­опасности поступило около 600 поправок от различных субъектов законодательной инициативы.

Значительная часть поступивших поправок касалась вопросов прохождения службы в полиции и социального обеспечения сотрудников. Они были использованы в ходе работы над проектами федеральных законов «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации» и «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации».

Отмечу также такой факт. Порядка 200 поправок, которые были внесены в основном депутатами фракции КПРФ, касались переименования милиции в полицию.

В итоге Комитетом по безопасности было рекомендовано к принятию на пленарном заседании Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации 144 поправки, к отклонению – 398.

Закон принят во втором и третьем чтении Государственной Думой 28 января 2011 года. Одобрен Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации 2 февраля 2011 года.

Президентом Российской Федерации закон подписан 7 февраля 2011 года. Вступил в силу – с 1 марта 2011 года и задал тон законотворческой и всей нормотворческой дея­тельности в системе Министерства на ближайшие пять лет, в течение которых была практически переработана нормативная база, регулирующая работу системы МВД России.

Безусловно, жизнь не стоит на месте, а это значит, что необходимо совершенствовать закон в соответствии с ее требованиями.

Закон – это результат компромисса различных интересов, порой противоречащих друг другу. Закон рождается в муках. Идеальных законов нет и в принципе быть не может, хотя к этому нужно стремиться. Закон устаревает со дня подписания его Президентом. Это в полной мере относится и к закону «О полиции».

Поэтому закон «О полиции» можно и нужно критиковать, его необходимо совершенствовать, предлагать поправки к нему. Однако важно не увлекаться этим процессом. Для сравнения, за 20 лет существования закона «О милиции» было принято 40 законов, вносивших в него поправки, а в закон «О полиции» только за пять лет вносились поправки 24 законами! И это при том что в законе «О полиции» были восприняты многие универсальные нормы его предшественника – закона «О милиции». Вряд ли это можно считать нормальным!

Некоторые из изменений не несут никакой содержательной нагрузки, приняты на потребу дня, порой даже противоречат концепции закона. В качестве примера можно назвать Федеральный закон от 3 февраля 2014 года № 8-ФЗ, которым была введена новая обязанность полиции под пунктом 42:

«42) осуществлять контроль за обеспечением безопасности объектов топливно-энергетического комплекса в соответствии с федеральным законом».

Какой контроль?! Какое содержание в него вкладывается? Если выявлять и предупреждать преступления, то это охватывается уже предыдущими нормами! Если контроль за охранными службами, то этот вопрос также урегулирован, как и вопросы участия полиции в обеспечении безопасности антитеррористических объектов. Ко всему прочему, никаких дополнительных прав полиции для осуществления данного контроля закон не предусмотрел. Как не принят до сих пор и специальный федеральный закон, о котором упоминается в норме.

Вообще, к любому закону нужно относиться с уважением, с пиететом, и без крайней необходимости не корректировать его. Это очень важно, в первую очередь для правоприменителя, который просто тонет в море изменений, путается в них и в итоге перестает воспринимать и соблюдать.

Если к этому добавить еще лавину изменений в подзаконные нормативные акты, которую неизбежно влечет принятие нового закона, то у правоприменителя наступают «правовые сумерки», и он, выбирая, как ему кажется, более легкий путь, больше ориентируется на собственные усмотрения либо на указания начальства, чем на букву закона. С чем мы, к сожалению, и встречаемся не так редко, как бы хотелось. И это при том что правовая грамотность сотрудников на местах оставляет желать лучшего!

В свете сказанного выше нельзя не остановиться на проекте федерального закона № 828616-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «О полиции» и отдельные законодательные акты Российской Федерации», внесенного в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации группой депутатов в июле 2015 года.

Действительно, законопроект содержит достаточное число поправок, направленных на совершенствование содержания базового закона. Их насчитывается 64, этой своей комплексностью он отличается от всех предыдущих изменений, вносимых в закон «О полиции» и имевших в основном точечный, частный характер.

Однако такое большое количество поправок не должно порождать иллюзию, что предлагается какая-то масштабная модернизации закона «О полиции». Тем более речь не идет о его реформировании, о чем так часто говорят некоторые СМИ. Большинство поправок предопределены изменениями в законодательстве, корреспондирующем с существующими нормами и законом «О полиции» либо носят юридико-технический характер, когда уточняется редакция соответствующих норм, конкретизируется предмет их регулирования.

Восприятию объемности вносимого законопроекта способствует применяемая авторами законопроекта юридическая техника. Объемным законопроект кажется в силу применения авторами юридической техники, по правилам которой, внося в действующую норму несколько новых слов, необходимо переписать всю норму. И на первый взгляд норма кажется новеллой, а на самом деле, несет в себе незначительные изменения.

Безусловно, часть поправок заслуживает внимания и может быть поддержана. Это касается, например:

— дополнения закона статьей 15.1, регулирующей основания, условия и порядок вскрытия транспортных средств;

— включения в статью 5 закона части 5.1, устанавливающей, что если по обстоятельствам дела до принятия ограничительных мер не удалось разъяснить причину и основания их применения, то такое разъяснение осуществляется сразу же после прекращения обстоятельств или действий, которые не давали такую возможность;

— новой редакции пункта 20 части первой статьи 12 закона (обязанности полиции в сфере оборота оружия);

— исключения из пункта 10 части первой статьи 13 закона указания на возможность производства при осуществлении оперативно-разыскной деятельности изъятия документов, предметов, материалов и сообщений;

— дополнения части первой статьи 13 закона пунктом 38, который дает право полиции получать на безвозмездной основе в аэропортах, на аэродромах, посадочных площадках независимо от их форм собственности навигационную, метеорологическую и иную необходимую для обеспечения полетов информацию, а также использовать для выполнения служебных задач на договорной основе в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, территории аэропортов, аэродромов, посадочных площадок, независимо от их форм собственности и некоторые другие.

Вместе с тем ряд поправок нуждаются в уточнении, а обоснованность отдельных из них вызывает сомнение.

Так, законопроект предлагает дополнить статью 30 закона «О полиции» частью 1.2., в соответствии с которой сотрудник полиции не будет подлежать преследованию за действия, совершенные при выполнении обязанностей, возложенных на полицию, и в связи с реализацией прав, предоставленных полиции, если эти действия осуществлялись по основаниям и в порядке, установленным федеральными конституционными законами, настоящим федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами, составляющими правовую основу деятельности полиции.

По поводу предложенной нормы возникает несколько вопросов. О каком преследовании идет речь? Об уголовном? Тогда так и записать. Но в этом случае потребуется внесение изменений в УК и УПК.

Если же речь идет о привлечении к юридической ответственности в целом, то тогда проектируемая норма входит в противоречие с другими нормами закона «О полиции», регулирующими вопросы ответственности сотрудника полиции, в частности со статьей 33, которая гласит, что сотрудник полиции независимо от замещаемой должности несет ответственность за свои действия (бездействие) и за отдаваемые приказы и распоряжения. Вред, причиненный гражданам и организациям противоправными действиями (бездействием) сотрудника полиции при выполнении им служебных обязанностей, подлежит возмещению в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Кроме того, есть статья 38 УК РФ, которая устанавливает, что не является преступлением причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным и при этом не было допущено превышения необходимых для этого мер.

Нужно учитывать и следующее обстоятельство. Вопросы ответственности за исполнение приказа или распоряжение уже урегулированы уголовным законом. Согласно статье 42 УК РФ, не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение. А лицо, совершившее общественно опасное действие во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность. Точно так же исключается уголовная ответственность, когда сотрудник полиции действовал в условиях необходимой обороны или крайней необходимости.

Законопроект возлагает на полицию обязанность не только пресекать административные правонарушения, но и выявлять их. Более чем сомнительная поправка. Она нагружает полицию неподъемной функцией. Латентность административных правонарушений очень высока. При существующих ресурсах полиция, как и другие органы, в состоянии только пресекать административные правонарушения, да и то не все.

Заранее можно сказать, что деятельность полиции по борьбе с административными правонарушениями будет всегда признаваться неэффективной, ибо в реальности их значительно больше, чем число выявленных административных правонарушений. У полиции есть право выявлять такие право­нарушения и этого достаточно. Данная поправка к тому же противоречит пункту 2 части 1 статьи 2 закона «О полиции», определяющему основные направления деятельности полиции, где речь идет только о пресечении административных правонарушений.

Предлагаемая редакция обязанности полиции воспринята из закона «О милиции», на базе которого она не выполнялась. Поэтому при принятии закона «О полиции» была доказана ее утопичность. Не думаю, что нужно повторять негативный опыт прошлого.

Целым рядом поправок авторы законопроекта вольно или невольно понижают уровень ответственности полиции и сотрудника полиции за законность деятельности и качество выполняемых полномочий. Делается это путем замены слов «полиция обязана» на слова «полиция должна» либо исключения слова «обязанность» из соответствующей нормы: подпункт «а» пункта 2, подпункт «г» пункта 2, подпункт «е» пункта 2, подпункт «в» пункта 5 статьи 1 и некоторые другие нормы статьи 1 законопроекта.

Во всех приведенных случаях вроде бы осуществлена небольшая редакционная правка. Заменили одно слово на другое, по смыслу похожее на предыдущее. Но если эти слова похожи, значит, они синонимы, одно и то же – тогда зачем производить замену? В действительности же эти слова не синонимы. Их смысл различен! Если обязанность предполагает, что полиция и полицейский должны принять все исчерпывающие меры для достижения соответствующего результата, то в измененном виде от полиции ожидается, что она будет лишь предпринимать меры в достижении такого результата, но не гарантирует его.

Исключили, например, обязанность использовать достижения науки и техники, осталось, что полиция их просто использует. А что сейчас она не использует? Тогда какой смысл в этой норме. Возложением обязанности обеспечивается реализация соответствующих принципов деятельности полиции. Обязанность – категория правового статуса, категория долженствования в нем отсутствует. Такие корректировки тем более не допустимы, когда усиливается правовая защищенность полиции. Понижения уровня ее ответственности в этих условиях не должно быть.

Авторы законопроекта хотели сделать исчерпывающим перечень обстоятельств, на которые не может ссылаться сотрудник полиции в оправдание своих действий. И в этой связи предлагают исключить из части 4 статьи 5 закона слова «или какие-либо иные обстоятельства». Но получается наоборот. Вместо усиления гарантий законности оправдательные мотивы передаются на усмотрение сотрудника полиции. Да, он по-прежнему не может ссылаться в оправдание своих действий (бездействия) при выполнении служебных обязанностей на интересы службы, экономическую целесообразность, незаконные требования, приказы и распоряжения вышестоящих должностных лиц. Но может ссылаться на иные обстоятельства, не предусмотренные данной нормой?!

Подпунктом «ж» пункта 11 законопроекта вносятся изменения в часть 7 статьи 15 закона «О полиции». Авторы законопроекта предлагают письменно уведомлять прокурора или судью о каждом случае проникновения сотрудника полиции в жилое помещение помимо воли находящихся там граждан в течение 24 часов только в случаях, предусмотренных федеральным законом. В настоящее время – во всех случаях.

Такие случаи, предусмотренные федеральным законом, о которых идет речь в поправке, в реальности отсутствуют. Нет ни одного федерального закона, который определял бы эти случаи для полиции. Получается, что обо всех случаях проникновения в жилище, предусмотренных данным законом, уведомлять прокурора не нужно.

Но такая норма является важнейшей гарантией законности проникновения в жилище именно в случаях, предусмотренных законом «О полиции». Заменять термин «вхождение» на термин «проникновение» в контексте данной нормы также вряд ли нужно, ибо проникновение и есть вхождение сотрудника полиции в жилое помещение помимо воли находящихся там людей.

ormvd.ru

admin