Возврат авансового платежа по договору лизинга

Юридическая и фактическая судьба авансового платежа при расторжении договоров лизинга

Дата размещения статьи: 10.07.2012

Д. ПЕРЕПЕЧИН

Ряд принятых судебных решений свидетельствует о том, что на сегодняшний день даже наличие ясных договорных положений об авансовом платеже при расторжении договора в связи с просрочкой уплаты не гарантирует удовлетворения иска лизингодателей. Суды все равно находят основания для взыскания неосновательного обогащения в пользу лизингополучателей. Автор статьи считает, что судами не принимается во внимание ряд существенных моментов.

В настоящее время многие лизинговые компании остановились в своем развитии и пытаются удержаться на плаву путем активной работы с дебиторской задолженностью. В соответствии с гл. V «Право инспектирования и контроля» Федерального закона от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (далее — Федеральный закон о финансовой аренде (лизинге)) лизингодатель проверяет наличие, состояние предметов лизинга, экономическое положение лизингополучателей и делает выводы, которые приводят к подаче исковых заявлений о расторжении договоров, изъятии предметов лизинга и взыскании всех возможных задолженностей, предусмотренных договором.
Раньше, в период широкого использования заемных средств и благоприятной ситуации на рынке в целом, лизингополучатели практически не сопротивлялись истцам при получении иска о расторжении договора лизинга (либо соответствующего договорного уведомления об этом) и требований о погашении задолженности. Сегодня же борьба идет за каждый рубль, несмотря на то что договоры финансовой аренды (лизинга) практически всегда были договорами присоединения с перекосом прав в пользу лизингодателя.
В соответствии со ст. 665 ГК РФ по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить его арендатору за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Поскольку проблемы с оплатой являются объективными, основной задачей лизингополучателей стало не сохранение действия договоров, а прекращение исполнения своих обязанностей с наименьшими финансовыми потерями.
По общему правилу исковые требования лизингодателя связаны с расторжением договора (если у него нет права на односторонний внесудебный отказ от исполнения договора), изъятием лизингового имущества, взысканием основного долга по лизинговым платежам, взысканием пеней за просрочку оплаты. Судебная практика показывает, что ответом на иск является встречный иск лизингополучателя о взыскании неосновательного обогащения, который может быть связан с выкупным платежом (если он не определен сторонами в договоре как отдельный платеж), и прежде всего с возвратом авансового платежа и процентов за пользование чужими денежными средствами, которыми предполагается зачесть соответствующую сумму основной задолженности.
В подавляющем большинстве договоров лизинга предусмотрено наличие так называемого авансового платежа, который может составлять до 30 — 50% от цены договора. Это усиливает экономическую привлекательность сделки для лизинговой компании и для кредитной организации при предоставлении заемных средств, обеспечивает исполнение сделки и действий сторон договора по законному снижению (распределению) налогового бремени в течение растянутого периода. Авансовый платеж преимущественно списывается в составе ежемесячных лизинговых платежей постепенно, следовательно, прибыль и расходы сторон, а также обязательства в отношении НДС тоже будут соразмерны и не привлекут внимания налоговых органов.
Авансовый платеж (варианты его наименования могут быть разными: первый лизинговый платеж, целевой лизинговый платеж, предварительный платеж и т.д.), оплаченный лизингополучателем до начала срока лизинга, не является авансом с точки зрения бухгалтерского и налогового учета, поскольку они отличаются порядком зачета в счет оказанных лизинговых услуг. Лизинговые авансовые платежи чаще всего зачитываются в течение всего срока действия договора лизинга, прямо не связаны с суммой реально оказанных лизинговых услуг (как это происходит с авансами в бухгалтерском и налоговом учете) и представляют собой часть финансового расчета по погашению задолженности лизингополучателя.
Следует отметить, что в договорах некоторых лизингодателей зачет происходит единовременно. Зачет лизинговых авансовых платежей производится за счет ежемесячных лизинговых платежей, а не стоимости оказанных лизинговых услуг, и к окончанию срока лизинга остаток незачтенного авансового платежа равняется нулю. Зачет же авансовых платежей с точки зрения бухгалтерского и налогового учета зависит прежде всего от стоимости реально оказанных лизинговых услуг. Чем раньше возникнет вопрос о расторжении договора, тем большая часть аванса будет незачтенной и тем больше он будет влиять на требование по оплате просроченных лизинговых платежей с учетом встречного требования о неосновательном обогащении.
Право
вая позиция лизингодателей основана на следующем. В соответствии со ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом согласно прописанным условиям, а также требованиям закона и иных правовых актов, а при отсутствии таковых — в силу обычаев делового оборота или иных традиционно предъявляемых требований.
При заключении договора лизинга с соблюдением всех предусмотренных законом положений, регулирующих содержание прав и обязанностей по договору финансовой аренды (лизинга), и выполнении лизингодателем обязанности по передаче предмета лизинга лизингополучателю в пользование последний согласно ст. 15 и 28 Федерального закона о финансовой аренде (лизинге) обязан уплачивать лизинговые платежи в соответствии с порядком и сроками, которые предусмотрены договором.
В силу ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательств и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Невыполнение лизингополучателем обязанности по оплате лизинговых платежей предоставляет лизингодателю, в частности, право на расторжение договора, досрочное изъятие предмета лизинга, взыскание задолженностей по лизинговым платежам и наложение соответствующих штрафных санкций. При этом большинство лизингодателей не снижают задолженность на сумму аванса. Основываясь на п. 1 ст. 28 Федерального закона о финансовой аренде (лизинге), они считают, что незачтенный аванс в любом случае не покрывает, например, расходы лизингодателя, связанные с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю; затраты, связанные с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг; а также доход лизингодателя.
Кроме того, в договорах, локальных актах (которые являются приложениями к договорам), соглашениях при расторжении договоров, актах сверки и прочих документах право на невозврат незачтенного авансового платежа зачастую бывает прямо закреплено за лизингодателем. При полном неурегулировании данного вопроса у лизингодателей практически нет шансов взыскать сумму аванса, кроме случаев, когда лизингополучатель выбирает тактику неявки в суд, непредставления отзыва или встречного иска. Однако, как показывает судебная практика, даже наличие указанных документальных доказательств не гарантирует лизингодателю стопроцентный успех.
Правовая позиция лизингополучателей основана на следующем. Содержание правоотношения, связанного с использованием имущества, являющегося предметом договора лизинга, представляет собой обязательство лизингодателя по предоставлению имущества в пользование и обязательство лизингополучателя по внесению арендной платы. В силу буквального толкования п. 1 ст. 614 ГК РФ обязательство по внесению арендной платы обусловлено фактом пользования имуществом. Поэтому после расторжения договора и возврата имущества лизингодатель фактически прекращает исполнять свои обязательства по предоставлению имущества в пользование.
Согласно п. 2 ст. 328 ГК РФ в случае неисполнения стороной обусловленного договором обязательства либо наличия обстоятельств, со всей очевидностью свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которую возложено встречное исполнение, вправе приостановить его либо отказаться от его исполнения и потребовать возмещения убытков. При этом п. 4 ст. 453 ГК РФ не исключает возможности истребовать в качестве неосновательного обогащения полученные до расторжения договора денежные средства, если получившей их стороной не предоставлено встречное удовлетворение и обязанность его предоставления отпала.
Руководствуясь ст. 1102 ГК РФ, лизингополучатели предъявляют требования о взыскании неосновательного обогащения в части незачтенной суммы авансового платежа. Лизингополучатели просят признать пункты договоров лизинга, предусматривающие невозврат авансовых платежей, ничтожными в связи с тем, что согласно ст. 50 ГК РФ стороны договора лизинга являются коммерческими организациями, преследующими цель извлечения прибыли, из-за чего отношения между ними могут строиться только на принципах возмездности (ч. 3 ст. 423 ГК РФ), а иное запрещено законом (пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ). Применительно к рассматриваемому спору остаток авансового платежа нельзя признать тем исполнением обязательства, которое не подлежит возврату, поскольку не было эквивалентного возмещения уплаты.
Выделим несколько основных моментов, с которыми связаны выводы судов в отношении авансового плате
жа:
определение оснований для расторжения договора и их закрепление соответствующими доказательствами. Зачастую стороны договоров лизинга при задержке в оплате договариваются заключить соглашение о расторжении, в котором прописывают его возможные последствия. В отдельных случаях суд оценивает данное соглашение как доказательство добровольного расторжения, не связанное с просрочкой платежа со стороны лизингополучателя, и, соответственно, не применяет даже имеющиеся в договоре нормы, определяющие судьбу аванса, хотя чаще всего невозврат аванса является следствием нарушения лизингополучателем своих обязанностей по договору. Также в отсутствие в договоре нормы, регулирующей судьбу авансового платежа, немаловажную роль играет формулировка соглашения о расторжении — в нем должны быть указаны последствия расторжения по каждому интересу сторон (возврат предмета лизинга, сумма и срок оплаты задолженности, порядок действий с авансовым платежом );
———————————
Постановление ФАС Московского округа от 12.01.2010 N КГ-А40/10964-09.

определение в договоре момента зачета полученного авансового платежа. Для судов важно, как происходит зачет авансового платежа (сразу после получения либо равномерно в ходе всего действия договора), несмотря на то, что это больше относится к порядку финансового учета и налогообложения, а не к правам и обязанностям сторон по отношению друг к другу;
определение в договоре лизинга возможных последствий его расторжения в отношении авансового платежа. Это основной момент при определении перспективности взыскания неосновательного обогащения (авансового платежа).
Анализ судебной практики позволяет сделать следующий вывод. Лизинговые компании в большинстве случаев предусматривают в договоре, что просрочка оплаты за два периода дает лизингодателю право на его расторжение, и при этом прямо указывают последствия в отношении авансового платежа — он не возвращается, потому что является способом обеспечения исполнения сделки и своеобразной мерой договорной ответственности (штрафом, неустойкой) либо следствием недобросовестности лизингополучателя в части оплаты .
———————————
Постановление ФАС Поволжского округа от 22.06.2009 по делу N А55-11892/2008.

Первый вариант может повлечь отказ в иске, так как трактовка такого механизма применения мер ответственности не является обычной, здесь многое зависит от имеющихся в договоре формулировок и отношения суда к ним. Второй вариант потребует объяснений правового значения этих положений, а они могут быть объяснены таким образом, что буквальный смысл норм окажется комбинацией первого и (или) второго вариантов.
———————————
Постановление ФАС Московского округа от 17.02.2010 N КГ-А40/131-10, Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.11.2009 N 17АП-9913/2009-ГК.

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что зачет аванса не может быть произведен: стороны определили юридическую судьбу авансового платежа при расторжении договора, следовательно, лизингополучатель не вправе произвольно использовать уже оплаченные денежные средства, с чем стороны, руководствуясь принципом свободы договора, согласились при заключении договора лизинга. Однако лизингополучатели, а вслед за ними и суды при наличии указанных положений в договоре указывают, что нормы, позволяющие не возвращать авансовый платеж, подпадают под признаки договора дарения либо противоречат нормам о предоставлении встречного исполнения обязательства (нет факта использования предмета лизинга как эквивалентного возмещения оплаты, а право на получение в собственность предмета лизинга утрачивается) и, соответственно, являются недействительными, что влечет их неприменение при вынесении решения .
———————————
Решение Арбитражного суда г. Москвы от 27.02.2010 по делу N А40-138217/09-28-988.

Таким образом, часть состоявшихся судебных решений свидетельствует о том, что на сегодняшний день даже наличие ясных договорных положений об авансовом платеже при расторжении договора в связи с просрочкой уплаты не гарантирует удовлетворения иска лизингодателей. Суды все равно находят основания для взыскания неосновательного обогащения в пользу лизингополучателей. В такой ситуации представляется, что ими неправомерно не принимается во внимание ряд существенных моментов.
Ставя знак равенства между лизинговыми и арендными отношениями, суды необоснованно не учитывают то, что финансовая аренда (лизинг) хотя и регулируется (в частности, общими нормами о договоре аренды), тем не менее является самостоятельным видом договора, который стоит на границе арендных и кредитных отношений. Обязанности лизингодателя выходят далеко за рамки сдачи имущества в аренду. Многосторонность договора (лизингодатель, лизингополучатель, продавец, кредитная организация, страховщик), наличие сложных взаимных обязанностей участников сделки (расторжение договора не прекращает отношения с банком, страховщиком, в отдельных случаях с продавцом, лизингополучатель не вправе просто самоустраниться от своих обязанностей в рамках этой системы взаимоотношений), синтетический характер лизинговых платежей (в силу п. 1 ст. 28 Федерального закона о финансовой аренде (лизинге) лизинговые платежи — это «возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя») не позволяют упрощать лизинговые отношения до уровня, когда имущество больше не используется и обязанностей по участию в покрытии расходов, связанных с заключением договора лизинга в интересах лизингополучателя, у последнего нет.
Обнаруживая в положениях договора признаки договора дарения, лизингополучатель не принимает во внимание то, что в силу положений ст. 572 ГК РФ в случае встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением. Понятно, что содержание прав и обязанностей в договоре лизинга никаким образом не направлено на установление отношений одаряемого и дарителя, а встречная передача вещи и встречное обязательство имели место .
———————————
Постановление ФАС Московского округа от 21.07.2010 N КГ-А40/7804-10.

Отказывая сторонам в отражении в договоре лизинга положений об авансовом платеже, которые не противоречат ни одной норме закона, суды нарушают основные начала гражданского законодательства (ст. 1 ГК РФ) и нормы о свободе договора (ст. 421 ГК РФ).
Произвольно понимая незачтенные авансовые платежи как некий «страховой депозит», суды необоснованно лишают лизингодателей права на расторжение договора. Наличие незачтенного аванса, по крайней мере в первый период действия договора, когда размер аванса превышает любую очередную задолженность по лизинговым платежам, — это панацея для лизингополучателя от расторжения договора лизинга, т.е. лизингодатель лишается прав, предусмотренных договорами и ст. 13 Федерального закона о финансовой аренде (лизинге).
Ситуация на лизинговом рынке (когда каждый договор приобретает особую ценность для всех сторон сделки) вменяет судам в обязанность сбалансированно подходить к урегулированию споров и руководствоваться исключительно действующими нормами права и заключенными договорами, а не соображениями о социальной справедливости, которые в большинстве случаев приводят к правовому хаосу и злоупотреблению недобросовестных сторон.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Вернуться на предыдущую страницу

lexandbusiness.ru

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 1 апреля 2014 г. N Ф05-2751/14 по делу N А40-26913/2013 (ключевые темы: лизинговые платежи — выкупная цена предмета лизинга — авансовые платежи — лизингополучатель — лизингодатель)

Резолютивная часть постановления объявлена 31 марта 2014 г.

Полный текст постановления изготовлен 01 апреля 2014 г.

Федеральный арбитражный суд Московского округа в составе:

председательствующего-судьи Алексеева С.В.

судей Калининой Н.С., Комаровой О.И.

при участии в заседании:

от истца — Бурмистров Д.А., дов. от 18.09.2013 N 3829/2013

ООО «СтройСервис» — Ахтямова Д.А., дов. от 15.05.2013 N 10

ООО «Дорстроймаш» — извещен, не явился

рассмотрев 31 марта 2014 года в судебном заседании кассационную жалобу ЗАО «Европлан»

на решение от 29.08.2013

Арбитражного суда города Москвы

принятое судьей Ильиной Т.В.,

на постановление от 09.12.2013

Девятого арбитражного апелляционного суда

принятое судьями Левиной Т.Ю., Панкратовой Н.И., Савенковым О.В.

по иску ЗАО «Европлан»

к ООО «СтройСервис», ООО «Дорстроймаш»

о солидарном взыскании долга, убытков и изъятии имущества

по встречному иску о взыскании денежных средств

ЗАО «Европлан» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском (с учетом принятого судом в порядке ст. 49 АПК РФ уточнения иска) к ООО «СтройСервис», ООО «Дорстроймаш» о взыскании 223 291,02 руб. задолженности, 13 253 руб. убытков и изъятии объекта аренды — катка дорожного ДМ62.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 27.05.2013 принят встречный иск ООО «СтройСервис», с учетом уменьшения исковых требований в порядке ст. 49 АПК РФ, к ЗАО «Европлан» о признании недействительным пункта 7.1 договора, взыскании неосновательного обогащения в виде выкупной цены в размере 735 877, 83 руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 24 266, 31 руб.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 29.08.2013 (с учетом дополнительного решения от 17.12.2013) в результате зачета применительно к п. 5 ст. 170 АПК РФ, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 09.12.2013 с ЗАО «Европлан» в пользу ООО «СтройСервис» взыскано 536 853,12 руб., в иске к ООО «СтройСервис» о взыскании убытков 13 253 руб. отказано; в иске к ООО «Дорстроймаш» отказано в полном объеме; производство по делу в части иска об изъятии катка дорожного ДМ 62 прекращено, в связи с принятием судом отказа истца от иска в указанной части. В удовлетворении встречного иска о признании недействительным пункта 7.1 договора отказано.

В кассационной жалобе ЗАО «Европлан» просит отменить принятые по делу судебные акты в части отказа в удовлетворении первоначального иска и удовлетворении встречного иска и принять новый судебный акт об удовлетворении первоначального иска в полном объеме и отказе в удовлетворении встречного иска; полагая, что судебные акты первой и апелляционной инстанций являются необоснованными и незаконными, выводы судов не соответствуют обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, а также судами нарушены нормы материального и процессуального права.

В судебном заседании кассационной инстанции представитель ЗАО «Европлан» поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе.

Представитель ООО «СтройСервис» возражал против удовлетворения кассационной жалобы.

Представитель ООО «Дорстроймаш» в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного заседания извещен надлежащим образом, жалоба рассмотрена в его отсутствие в порядке ч. 3 ст. 284 АПК РФ.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в порядке ст. 286 АПК РФ правильность применения судами норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом решении и постановлении установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции подлежит отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции на основании ч. 1 ст. 288 АПК РФ в связи с несоответствием выводов судов, содержащихся в решении, постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, и имеющимся в деле доказательствам, неправильным применением норм материального и процессуального права, в силу следующего.

Как усматривается из материалов дела, между ЗАО «Европлан» (лизингодателем) и ООО «СтройСервис» (лизингополучателем) заключен договор финансовой аренды (лизинга) от 23 апреля 2012 года N 525475-ФЛ/УФА-12, согласно которому лизингодатель обязался приобрести каток дорожный ДМ62 и предоставить его лизингополучателю во временное владение и пользование.

Согласно акту приема-передачи от 25.05.2012 лизингодатель исполнил свои обязательства.

Согласно ст. 614 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 15 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» по договору лизинга лизингополучатель обязуется выплатить лизингодателю лизинговые платежи в порядке и в сроки, которые предусмотрены договором лизинга, выполнить другие обязательства, вытекающие из содержания договора лизинга.

В соответствии с пунктом 4.4.2 договора лизингополучатель обязан уплачивать лизинговые платежи в соответствии с графиком, согласованным сторонами.

Поскольку ответчик свои обязательства в части оплаты лизинговых платежей по договору не исполнил надлежащим образом, суды взыскали с ответчика задолженность по оплате лизинговых платежей за период с 28 ноября 2012 года по 28 января 2013 года в размере 223 291,02 руб.

Также истцом заявлено требование о взыскании убытков в размере 13 253 руб., связанных с хранением предмета лизинга.

Отказывая в удовлетворении указанного требования, суды исходили из недоказанности обстоятельств причинения вреда действиями (бездействием) ответчика и из недоказанности размера убытков.

Однако, суд кассационной инстанции не может согласиться с указанными выводами судов.

В соответствии со ст. 393 Гражданского кодекса РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 15 Гражданского кодекса РФ.

В силу п. 5 ст. 453 Гражданского кодекса РФ если основанием для изменения или расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора.

В соответствии со ст. 15 Гражданского кодекса РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

По причине нарушения лизингополучателем условий договора лизинга, лизингодатель был вынужден расторгнуть договор лизинга и просил лизингополучателя возвратить предмет лизинга, однако требование о возврате лизингополучатель добровольно не исполнил.

Как усматривается из материалов дела, предмет лизинга был изъят лизингодателем самостоятельно 16.01.2013 на основании акта об осмотре и изъятии предмета лизинга (т. 3 л.д. 5).

Согласно ст. 13 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» лизингодатель вправе потребовать досрочного расторжения договора лизинга и возврата в разумный срок лизингополучателем имущества в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, настоящим Федеральным законом и договором лизинга.

В этом случае все расходы, связанные с возвратом имущества, в том числе расходы на его демонтаж, страхование и транспортировку, несет лизингополучатель.

Исходя из толкования указанных норм права, расходы лизингодателя по хранению предмета лизинга, связанные с досрочным расторжением договора лизинга по вине лизингополучателя, также являются убытками лизингодателя, поскольку если бы лизингополучатель не допускал существенное нарушение условий договора лизинга, то он не был бы расторгнут, и следовательно лизингодателю не пришлось бы изымать имущество и осуществлять его хранение. Предмет лизинга продолжал бы находиться во владении и пользовании лизингополучателя, а по окончании срока лизинга, после оплаты выкупной цены право собственности на имущество было бы передано лизингополучателю.

В обоснование своего требования истец указал, что в связи с изъятием предмета лизинга и необходимостью осуществления его хранения, ЗАО «Европлан» понесло расходы.

Как следует из материалов дела, 10.04.2009 ЗАО «Европлан» заключило с ООО «АКБАТЫР» договор ответственного хранения, согласно которому хранитель за вознаграждение принимает на хранение транспортное средство и обязуется обеспечить его сохранность (т.3 л.д. 7-9).

Хранение предмета лизинга осуществлялось в период с января 2013 года по июнь 2013 года.

В качестве доказательств в материалы дела ЗАО «Европлан» были представлены договор ответственного хранения от 10.04.2009; дополнительное соглашение N 1 к договору; выставленные счета-фактуры на оплату услуг; платежные поручения подтверждающие оплату услуг.

Однако суды не дали надлежащей гражданско-правовой оценки указанным обстоятельствам и представленным в материалы дела доказательствам.

Кроме того, согласно ст. 49 АПК РФ истец вправе при рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований.

Как усматривается из встречного искового заявления, поданного в суд первой инстанции 20.05.2013, ООО «СтройСервис» просит:

— признать недействительным пункт 7.1 договора финансовой аренды от 23 апреля 2012 года N 525475-ФЛ/УФА-12 содержащий условие о выкупной цене предмета лизинга в размере 1000 рублей;

— взыскать с ответчика уплаченную часть выкупной цены предмета лизинга в размере 868 335 руб. 84 коп.;

— взыскать с ответчика проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 28 634 руб. 24 коп.

Впоследствии, в ходатайстве об уточнении исковых требований, ООО «СтройСервис» просило:

— признать недействительным пункт 7.1 договора финансовой аренды от 23 апреля 2012 года N 525475-ФЛ/УФА-12 содержащий условие о выкупной цене предмета лизинга в размере 1000 рублей;

— взыскать с ответчика уплаченную часть выкупной цены предмета лизинга в размере 735 877 руб. 83 коп.;

— взыскать с ответчика проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 24 266 руб. 31 коп.

Истец данным ходатайством не изменял ни предмет, ни основание встречного искового заявления, в просительной части было указано — «взыскать с ответчика уплаченную часть выкупной цены предмета лизинга».

Данное уточнение встречных исковых требований было принято судом первой инстанции.

Удовлетворяя встречный иск, суд первой инстанции указал, что во исполнение договора от 23 апреля 2012 года N 525475-ФЛ/УФА-12 ООО «СтройСервис» перечислило ЗАО «Европлан» 780 000 рублей аванса.

Авансовый платеж, подлежащий зачислению в счет будущих лизинговых платежей, но не зачтенный в связи с расторжением договора лизинга, возвращается лизингополучателю.

ЗАО «Европлан» не представило доказательства того, что аванс зачтен в счет лизинговых платежей. В материалах дела также отсутствуют доказательства того, что возврат аванса повлечет неосновательное обогащение лизингополучателя либо убытки для лизингодателя, поскольку предмет лизинга возвращен.

В связи с этим взысканию с ЗАО «Европлан» подлежит 735 877 рублей 83 копейки аванса (в пределах заявленного иска).

Кроме того, на основании статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации взысканию подлежат проценты в размере 24 266 рублей 31 копейка, начисленные за период с 26 декабря 2012 года по 20 мая 2013 года.

Таким образом, несмотря на то, что ООО «СтройТрест» не заявлял требования о взыскании авансового платежа, в мотивировочной части решения суд первой инстанции приводит доводы и обосновывает необходимость возврата лизингополучателю аванса, при этом, вопрос о включении в состав лизинговых платежей выкупной цены предмета лизинга, ее размера, судом не исследовался и в решении своего отражения не нашел.

Следовательно, суд первой инстанции, удовлетворив встречный иск и взыскав с ЗАО «Европлан» неосновательное обогащение по спорному договору лизинга в виде авансового платежа в размере 735 877, 83 руб. тем самым в нарушил ст. 49 АПК РФ и самостоятельно изменил основание и предмет встречного иска, поменяв требование ООО «СтройСервис» о взыскании уплаченной части выкупной цены на требование о взыскании авансового платежа.

Девятый арбитражный апелляционный суд счел, что установление в Договоре лизинга символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей. Установив, что срок полезного использования предмета лизинга больше срока действия договора лизинга, суд апелляционной инстанции указал, что неосновательное обогащение лизингодателя по спорному договору лизинга составило сумму авансового платежа.

Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций пришли к разным выводам: суд первой инстанции удовлетворил встречный иск в связи с тем, что поскольку после расторжения договора лизинга авансовый платеж не был зачтен в счет будущих лизинговых платежей, он подлежит возврату лизингополучателю; суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что выкупная цена подлежит возврату лизингополучателю, поскольку срок полезного использования предмета лизинга больше срока действия договора лизинга, в связи с чем, она вошла в состав лизинговых платежей. При этом решение суда первой инстанции оставлено апелляционным судом без изменения.

Кроме того, все основания для возврата авансового платежа изложены в Правилах N 3.1 лизинга тракторов, прицепов и полуприцепов, самоходных дорожно-строительных и иных машин, утвержденных ЗАО «Европлан» 01.06.2007, которые являются неотъемлемой частью договора лизинга от 23 апреля 2012 года N 525475-ФЛ/УФА-12, согласно которым:

— авансовый платеж это первый платеж по договору лизинга, входящий в сумму лизинговых платежей и уплачиваемый лизингополучателем лизингодателю.

— выкупная цена предмета лизинга это денежная сумма, являющаяся платой лизингодателю за передачу права собственности на предмет лизинга лизингополучателю, указанная в договоре лизинга и подлежащая уплате лизингополучателем лизингодателю до перехода к лизингополучателю права собственности на предмет лизинга.

Ввиду того, что выводы судов, содержащиеся в решении, постановлении сделаны при неполном исследовании обстоятельств дела в том числе, касающихся выкупной цены и неправильном применении норм материального и процессуального права, судебные акты (с учетом дополнительного решения) подлежат отмене в соответствии со ст. 288 АПК РФ, а дело направлению на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении, суду следует с учетом всего вышеизложенного, дать надлежащую правовую оценку доводам истца и возражениям ответчика, в том числе дать оценку доводам истца по встречному иску, касающихся выкупной цены, полно и всесторонне исследовать обстоятельства дела и представленные в дело доказательства и правильно применив нормы материального и процессуального права принять законный, обоснованный и мотивированный судебный акт.

Поскольку рассмотрение кассационной жалобы окончено, то на основании части 4 статьи 283 АПК РФ приостановление исполнения обжалуемых судебных актов, введенное определением ФАС МО от 11.03.2014, подлежит отмене, а соответственно денежные средства внесенные заявителем на депозитный счет ФАС МО по платежному поручению от 09.01.2014 следует возвратить ЗАО «Европлан».

Руководствуясь ст.ст. 176, 284-289 АПК РФ, Федеральный арбитражный суд Московского округа

Решение Арбитражного суда города Москвы от 29 августа 2013 года и дополнительное решение от 27 декабря 2013 года по делу А40-26913/13-114-250 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 09 декабря 2013 года отменить. Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Отменить приостановление исполнения решения и постановления, введенное определением ФАС МО от 11.03.2014 по делу А40-26913/13-114-250.

Возвратить ЗАО «Европлан» денежные средства в сумме 536 853,12 рублей внесенные на депозитный счет ФАС МО по платежному поручению от 09.01.2014.

www.garant.ru

Как вернуть взносы по лизингу, судебное решение

Решением Арбитражного суда города Москвы исковые требования ООО «Князь» удовлетворены в полном объеме.

Между ООО «Князь» (лизингополучатель) и ОАО «Лизинг» (лизингодатель) был заключен договор финансовой аренды (лизинга). В соответствии с договором лизинга лизингодатель приобрел в собственность и передал за плату лизингополучателю во временное владение и пользование грузовой тягач. Сумма лизинговых платежей, подлежащих уплате лизингополучателем, составляет 6 846 272 рубля 85 копеек.

В связи с ненадлежащим исполнением лизингополучателем обязанности по уплате лизинговых платежей договор финансовой аренды (лизинга) расторгнут, предмет лизинга возвращен лизингодателю 9 февраля 2014 года.

До расторжения договора истец уплатил 1 629 932 рубля 30 копеек аванса и 353 040 рублей 90 копеек лизинговых платежей, что сторонами не оспаривается.

В соответствии с частью 1 статьи 11 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» предмет лизинга, переданный во временное владение и пользование лизингополучателю, является собственностью лизингодателя.

Договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора лизинга или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон (часть 1 статьи 19 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)».

Договором предусмотрено, что право собственности на предмет лизинга переходит к лизингополучателю по истечении срока аренды и уплаты предусмотренных договором платежей.

Согласно пункту 1 статьи 28 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» выкупная цена может включаться в общую сумму договора лизинга только в случае, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.

В соответствии с пунктом 2 постановления от 14 марта 2014 года № 17 Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» в договоре выкупного лизинга имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств, а имущественный интерес лизингополучателя — в приобретении предмета лизинга в собственность за счет средств, предоставленных лизингодателем, и при его содействии.

Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него обеспечением лизингополучателя по уплате установленных договором платежей, а также гарантией возврата вложенного.

По смыслу статьи 329 Гражданского кодекса Российской Федерации упомянутое обеспечение прекращается при внесении лизингополучателем всех договорных платежей, в том случае, когда лизингодатель находится в процессе банкротства либо уклоняется от оформления передаточного акта, договора купли-продажи или прочих документов.

Согласно пункту 3.1 Постановления N 17 расторжение договора выкупного лизинга порождает необходимость соотнести взаимные предоставления сторон по договору, совершенные до момента его расторжения (сальдо встречных обязательств), и определить завершающую обязанность одной стороны в отношении другой согласно следующим правилам.

Если полученные лизингодателем от лизингополучателя платежи (за исключением аванса) в совокупности со стоимостью возвращенного ему предмета лизинга меньше доказанной лизингодателем суммы предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков лизингодателя и иных санкций, установленных законом или договором, лизингодатель вправе взыскать с лизингополучателя соответствующую разницу (пункт 3.2 Постановления N 17).

Если внесенные лизингополучателем лизингодателю платежи (за исключением авансового платежа) в совокупности со стоимостью возвращенного предмета лизинга превышают доказанную лизингодателем сумму предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков и иных санкций, предусмотренных законом или договором, лизингополучатель вправе взыскать с лизингодателя соответствующую разницу (пункт 3.3 Постановления N 17).

Стороны представили расчет сальдо встречных обязательств, из которых постановлению от 14 марта 2014 года N 17 Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» соответствует расчет, представленный лизингополучателем.

Размер финансирования, предоставленного лизингодателем лизингополучателю, определяется как закупочная цена предмета лизинга (за вычетом авансового платежа лизингополучателя) в совокупности с расходами по его доставке, ремонту, передаче лизингополучателю (пункт 3.4 Постановления N 17).

Размер финансирования составляет 3 520 836 рублей 32 копейки.

Плата за предоставленное лизингополучателю финансирование определяется в процентах годовых на размер финансирования. Если соответствующая процентная ставка не предусмотрена договором лизинга, она устанавливается судом расчетным путем на основе разницы между размером всех платежей по договору лизинга (за исключением авансового платежа) и размером финансирования, а также срока договора (пункт 3.5 Постановления N 17).

Плата за финансирование = (общий размер платежей по договору лизинга — сумма аванса по договору лизинга = размер финансирования): (размер финансирования x срок договора лизинга в днях) x 365 дней x 100 = проценты годовых.

Лизингодатель определил плату за финансирование до реализации предмета лизинга, лизингополучатель — до возврата транспортного средства лизингодателю.

Как указано в определении от 12 января 2015 года по делу N 305-ЭС14-6455 Верховного Суда Российской Федерации, после возврата имущества у лизингодателя возникает обязанность по возврату той части лизинговых платежей, которая уплачивалась в счет выкупной цены.

В связи с этим обязанность лизингополучателя предоставлять плату за финансирование прекращается. По расчету лизингополучателя плата за финансирование исходя из фактического пользования составляет 309 125 рублей 08 копеек.

Убытки лизингодателя определяются по общим правилам, предусмотренным гражданским законодательством. В частности, к реальному ущербу лизингодателя могут относиться затраты на демонтаж, возврат, транспортировку, хранение, ремонт и реализацию предмета лизинга, плата за досрочный возврат кредита, полученного лизингодателем на приобретение предмета лизинга (пункт 3.6 Постановления N 17).

Из определения от 12 января 2015 года следует, что после изъятия предмета лизинга все обязательства лизингополучателя по его хранению и содержанию предмета лизинга прекращаются.

В связи с этим не подлежат включению в расчет сально расходы на хранение транспортного средства после его возврата лизингодателю.

Согласно пункту 28 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.

Из пунктов 3.1, 3.2 договора следует, что расходы на страхование транспортного средства, его регистрацию, транспортный налог включены в состав лизинговых платежей.

В связи с этим лизингополучатель обоснованно включил в расчет сальдо встречных обязательств только 41 653 рубля 39 копеек неустойки.

Указанная в пунктах 3.2 и 3.3 настоящего постановления стоимость возвращенного предмета лизинга определяется по его состоянию на момент перехода к лизингодателю риска случайной гибели или случайной порчи предмета лизинга (по общему правилу статьи 669 Гражданского кодекса Российской Федерации) — при возврате предмета лизинга лизингодателю) исходя из суммы, вырученной лизингодателем от продажи предмета лизинга в разумный срок после получения предмета лизинга или в срок, предусмотренный соглашением лизингодателя и лизингополучателя, либо на основании отчета оценщика (при этом судам следует принимать во внимание недостатки, приведенные в акте приема — передачи предмета лизинга от лизингополучателя лизингодателю).

По ходатайству сторон определением от 10 августа 2015 года назначалась судебная экспертиза для определения рыночной стоимости транспортного средства.

Согласно экспертному заключению от 30 октября 2015 года N 3071/13-3 рыночная стоимость грузового тягача составляет 4 085 378 рублей 77 копеек.

Таким образом, ответчиком получено 4.438.419 (4.085.378 руб. 77 коп. — рыночная стоимость предмета лизинга + 353.040 руб. 90 коп.)

Возврату лизингодателю подлежала сумма 3.871.614 руб. 79 коп.

Таким образом, сальдо в пользу лизингополучателя составляет 566 804 рубля 88 копеек.

При указанных обстоятельствах требование о взыскании 566 804 рубля 88 копеек основной задолженности подлежит удовлетворению.

5898523.ru

admin