Защита животных правила

Защита животных правила

Законодательство по защите животных

Первые законодательные акты, защищающие животных от жестокости, появились в Европе в начале прошлого века. Первый закон был принят в Великобритании в 1822 г. Его принятия добились два человека: член английского парламента Ричард Мартин, лорд Клэр, и лорд-канцлер Томас Эрскин. В течение нескольких лет парламент отвергал биль, предложенный Мартиным и Эрскиным. Несмотря на привилегированное положение Мартина, он подвергался насмешкам и обструкции. После того, как был принят первый закон, получивший название Акта Мартина, последнему больше не удалось провести в парламенте ни одного закона в защиту животных, несмотря на все его усилия. Последующие законы — от 1885, 1849, 1856 гг. были приняты уже после смерти Мартина. Наиболее важным был Акт от 1911 года, который подтвердил предыдущие законы и выступил в защиту всех видов животных (птиц, зверей, пресмыкающихся, рыб).

Вскоре после Великобритании законодательство по защите животных было принято в других европейских странах; с 1833 по 1840 гг. такие законы были приняты германскими государствами; в 50-х гг., вслед за Германией и Швейцарией, аналогичные законы были приняты в скандинавских странах. Законодательство по защите животных в США было создано позднее — только в 30-е годы XX в.

Под влиянием Англии были приняты законы по защите животных в таких англоязычных странах, как Канада, Южно-Африканский Союз, Австралия.

Законы по защите животных от жестокого обращения в странах Западной Европы отличаются по своей структуре друг от друга. Однако, общим у них является то, что законы запрещают причинение животным боли, страданий, страха, а также вменяют в обязанность владельцу содержание животных в хороших условиях. Примером такого документа является закон по защите животных Франции, в котором рассматриваются два типа нарушений; первое — плохое обращение с животными, и второе нарушение — жестокое обращение с животными, причинение им различных страданий. Ответственность за плохое обращение с животными предусматривается тремя статьями Уголовного Кодекса. Нарушение этой статьи может выражаться в содержании животного в плохих, неприспособленных помещениях, плохое кормление животного, побои. В зависимости от тяжести нарушений виновный может быть лишен свободы сроком от 8 до 10 дней или подвергнуться штрафу. При повторном нарушении указанных статей срок лишения свободы может быть увеличен до двух месяцев. Ответственность за жестокое обращение с животными наступает в случае жестоких поступков по отношению к животному, совершенных, как говорит статья, без необходимости. Форма наказания по этой статье — лишение свободы от 2 до 6 месяцев и штраф до шести тысяч франков, что в три раза превышает максимальный размер штрафа за плохое содержание животных.

Другим примером законодательства может служить Акт по защите животных, принятый в Дании в 1875 году, поправленный в 1991 году и затем повторно в 1993 году. Подписанный Королевой Дании, Акт состоит из трех частей: первая часть — общие положения; вторая — умерщвление животных, хирургические операции на животных; третья часть — зрелища с участием животных и продажа животных. Первый пункт первой части закона гласит: «С животными следует обращаться достойным образом, защищать их наилучшим образом от боли, страданий, страха, от постоянных физических и моральных травм». Во второй статье говорится: «Любое лицо, которое содержит животных, должно принимать меры, чтобы они получали хороший уход, в том числе, чтобы они размещались в хорошо приспособленном для этого помещении, обеспечивались кормами, водой и уходом. При этом должны быть удовлетворены их физиологические, поведенческие потребности и потребности, связанные с их здоровьем в соответствии с установленной практикой и научным знанием». Статья третья касается помещения и территории, на которой содержатся животные, и указывается, что они должны быть спроектированы таким образом, чтобы удовлетворять потребности животных, перечисленные в статье 2. Контроль за выполнением законов относится к юрисдикции Министерства Внутренних дел, которое в Дании называется Министерством законопорядка.

С конца прошлого века, помимо общих законов по защите животных от жестокого обращения, начали приниматься законы, касающиеся порядка использования животных в эксперименте. Первой страной, которая создала такое законодательство, явилась Великобритания. Первый закон по использованию животных в эксперименте в Великобритании был принят в 1878 году. К этому закону был сделан целый ряд поправок, и последняя поправка относится к 1986 году. Закон регламентирует процедуры, проводимые на животных. При проведении процедур, которые могут вызвать у животного боль, страдания, страх, необходимым является использование анестетиков, анальгетиков и других средств по обезболиванию животного. Характерной для английского законодательства по использованию экспериментальных животных является система лицензирования. Для того, чтобы получить разрешение работать с экспериментальными животными, частное лицо или учреждение должно получить специальную лицензию. Тип лицензии зависит от того, какие животные используются и для каких целей; при получении лицензии подробно указываются условия проведения эксперимента.

Законодательство также регламентирует порядок выведения животного из эксперимента — его безболезненного умерщвления; в законодательстве оговариваются условия выращивания животных в питомнике для использования их в научном эксперименте. Отдельный раздел закона касается вопроса контроля за использованием закона. С этой целью создан штат инспекторов при Министерстве Внутренних Дел, который проверяет соблюдение законодательства и отчитывается перед Государственным Секретарем.

В качестве примера законодательства, которое включает защиту животных домашних, экспериментальных и других в одном документе, можно привести Законодательство Швейцарии от 1981 года. Его главы последовательно посвящены требованиям к условиям содержания животного, подготовке персонала для работы с животными, домашним животным, диким животным, включая условия получения разрешения для содержания диких животных; торговле животными, транспортировке, экспериментам на животных; в этой главе рассматриваются условия получения разрешения на проведение эксперимента, а также указывается на необходимость проведения обезболивания животного.

Кроме общего законодательства по защите животных от жестокого обращения, в западных странах имеются дополнительные документы, которые предусматривают отдельные формы использования животных или отдельные аспекты их содержания. Так, шведский Национальный Комитет по сельскому хозяйству выпустил Правила и Общие рекомендации по содержанию сельскохозяйственных животных. Они касаются вопросов ухода за животными, их размещения, обеспечения необходимых климатических условий в помещении, поения и кормления животных, очистки помещений, выпаса, а также особенности ухода за отдельными видами животных. В Великобритании в 1989 году выпущена инструкция по содержанию и уходу за животными, используемыми в научных экспериментах. В этом документе рассматриваются требования к помещению, где находятся животные, микроклимату, в котором содержатся животные, к уходу за животными и ветеринарной помощи, а также дается информация по особенностям содержания различных видов лабораторных животных.

Еще одна область законодательства — охрана дикой фауны. В качестве примера такого рода документов можно привести законодательство по защите диких животных в США. В 1973 г. в США был принят закон «Об охране исчезающих видов»; места обитания исчезающих видов, согласно этому закону, охраняются, ввоз и вывоз этих видов запрещены.

Примером законодательства, регламентирующего добычу определенных видов животных, могут служить «Правила добычи морских млекопитающих», изданные в 1993 году в Канаде Этот документ касается порядка получения разрешения на охоту на данных животных и ограничений такой охоты.

Для современного законодательства по защите животных характерно то, что нормативные документы стали создаваться на международном уровне. Такими документами являются Конвенции, разрабатываемые Советом Европы, которые предусматривают защиту животных в различных областях их использования. Такова Европейская конвенция по защите домашних животных (комнатных животных) № 125 от 13.11.87 г. Это наиболее поздний документ. Его отличает то, что составители признают наличие у человека нравственного долга перед животными, указывают на ценность домашних животных для общества, а также на то, что человека и этих животных связывают особые узы. Основные принципы отношения к домашним животным включают: запрещение причинения страданий животным и оставление их на произвол судьбы. Конвенция предусматривает охрану здоровья животных, защиту от эксплуатации при дрессировке, коммерческом разведении. Запрещаются хирургические операции на животных с целью изменения их внешности: купирование хвостов и ушей, удаление клыков и когтей и другое. Отлов бездомных животных должен проводиться гуманно; с целью сокращения числа этих животных должна проводиться стерилизация.

В 1986 году была принята Конвенция по защите экспериментальных животных, в которой также упоминался нравственный долг человека перед всеми животными и необходимость уменьшить страдания животных в эксперименте, поскольку животные способны испытывать боль и страх.

В числе других, ранее принятых Конвенций можно упомянуть документы, регламентирующие убой животных на бойнях, порядок международных перевозок животных. Хотя Россия начинает участвовать в работе европейских международных органов, из всех Конвенций, касающихся защиты животных, правительством России пока подписана только Конвенция по международным перевозкам животных от 1968 года.

Конвенция по международной торговле видами, находящимися под угрозой исчезновения, была принята в 1975 году. Эта Конвенция подписана 112 странами и запрещает вывоз определенных видов диких животных и растений. Упоминаемые виды животных включают лысого орла, крупных обезъян, носорогов, морских черепах, крупных китов, гигантских панд, азиатских и африканских слонов, многих крупных диких кошек.

В настоящее время в России действует законодательство, принятое 30 марта 1988 г. «Об ответственности за жестокое обращение с животными». В кодекс РФ об административных нарушениях и в уголовный кодекс введены дополнительные статьи, именуемые «Жестокое обращение с животными». Наказание, предусматриваемое этими статьями, носит форму штрафов или лишения свободы. Кроме этого, истязание или жестокое уничтожение животных, совершаемые в присутствии других граждан и свидетельствующие о неуважении общества, классифицируется как хулиганство, предусмотренное статьей 206 Уголовного Кодекса РФ. Действия несовершеннолетних, виновных в подобного рода поступках, рассматриваются комиссиями по делам несовершеннолетних.

В России пока отсутствовали федеративные законы, регламентирующие эксперименты с использованием животных, но создан нормативный документ — «Правила проведения работ с использованием экспериментальных животных», утвержденный Министерством здравоохранения в 1977 г., а затем и остальными ведомствами, в которых используются экспериментальные животные, — Министерством сельского хозяйства, Академией наук, Министерством высшего и среднего образования и другими. Цель создания Правил, как она определена в этом документе, — обеспечить этику отношения к животным и научную достоверность эксперимента. Правила рассматривают условия содержания животных в виварии и использования их в эксперименте. Важнейшим требованием Правил является обязательное обезболивание животного, если есть вероятность причинения ему боли или иных страданий.

Правила коренным образом изменили положение в области использования экспериментальных животных. Санкции в случае нарушения Правил: запрещение публикации научных работ, запрещение утверждения диссертаций, выполненных с использованием экспериментальных животных, — явились действенной мерой, побудившей исследователей перестроить свою работу. Правила положили конец произвольным действиям экспериментатора в отношении животного и определили его ответственность за используемое животное.

Правила определили права и обязанности экспериментатора. Исследователь имеет следующие права:

— использовать животных для научного эксперимента. Однако на это право наложены определенные ограничения. Экспериментатором, использующим животных, может стать только человек, проводящий эксперименты в государственном учреждении, имеющем экспериментальную базу. Проведение экспериментов разрешается только в тех учреждениях, которые имеют виварий, оборудованный в соответствии с положениями Правил, имеют укомплектованный штат лиц, ухаживающих за животными, а также при условии, что сотрудниками учреждения соблюдаются нормы гуманного обращения с животными.

Вторым ограничением являются требования к специальной подготовке лица, предполагающего проводить эксперименты с использованием животных: проводить медико-биологический эксперимент на животных имеют право только лица с высшим медицинским, биологическим, ветеринарным или зоотехническим образованием;

— выбирать модель для эксперимента. Но исследователь ограничен в своем праве выбора: модель должна отвечать требованиям гуманного обращения с животными; независимо от целей эксперимента должно применяться обезболивание;

— публиковать результаты научных экспериментальных работ. Однако это право осуществляется только при условии выполнения исследователем требований Правил: обязательного обезболивания, безболезненного умерщвления (эвтаназии), соблюдения требований, предъявляемых к условиям содержания животного.

В России принят Федеральный закон о животном мире 22 марта 1995 г. Положительной стороной принятого документа является признание животного мира достоянием народов Российской Федерации, что позволяет определять политику охраны животных на государственном, а не местном уровне. Тем не менее, субъектам Российской Федерации даются значительные права по решению вопросов охраны и использования животного мира. Цель указанного документа — обеспечение рационального использования животных как природного ресурса. Этические проблемы взаимоотношений человека и животных в данном документе не затрагиваются. Значительное место в Законе уделено вопросам предоставления животного мира в пользование; с этой целью заинтересованным юридическим лицам выдаются лицензии. Лицами, получающими лицензии, могут быть российские и иностранные организации и граждане.

В настоящее время разрабатывается федеральное законодательство по защите животных, приближающегося к западному типу, предусматривающее введение системы лицензирования при выдаче разрешений на использование животных.

www.ecoethics.ru

Почему закон «О защите животных» не могут принять уже семь лет

В интернете обсуждают очередные случаи издевательства над животными. В Ростове-на-Дону зоозащитники обнаружили трупы нескольких сотен кошек и собак. В муниципальный приют они поступили еще живыми. Прокуратура сейчас проверяет информацию о том, что деньги, которые приют получил в рамках муниципального тендера, сотрудники обналичивали через подставные фирмы, а животных просто усыпляли. Когда трупов накапливалось много, их свозили на ближайший мясокомбинат.

Социальные сети пестрят объявлениями о помощи животным. Вот срочно ищут передержку хотя бы на пару дней рыжему коту, которого бросили прежние хозяева на даче, когда закончился летний сезон. Или вот ищет хозяев пушистая серая кошка. Ее владелица умерла, а наследники выставили на улицу с ненужными им вещами. А вот пытаются пристроить кругломордого британского кота. Он здоров и молод, но его все равно привезли в ветклинику с требованием усыпить. Надоел.

В аэропорту Шереметьево на полу лежат две россиянки «дворянского происхождения» — Даша и Лиза. Эти две собаки уже прошли ветконтроль и скоро в специальных перевозках поедут на посадку в самолет. Они вытянули счастливый билет: для них нашли владельца в Германии, который оплатил им и прививки, и перелет, и в аэропорту немецкого Мюнхена их уже через несколько часов встретят волонтеры, которые увезут их в новый дом. В Германии законы по обращению с животными строгие, и, если новый владелец решит снова выкинуть их на улицу, его ждет уголовное дело. Все домашние животные регистрируются и чипируются, поэтому, если животное сбегает, у него есть хороший шанс рано или поздно быть пойманным, после чего чип и информация о хозяине считываются и потеряшку отдают обратно.

В России все иначе. Животные, по действующему законодательству, даже не признаются живыми существами, это — просто вид имущества. И пока их бытие регулируется в рамках Гражданского кодекса. Например, если действовать строго по законодательству, то, найдя животное, надо сперва полгода искать его хозяев, по аналогии с найденным имуществом, и только после этого вы получаете на него права. Конечно, фактически эту норму никто не соблюдает.

Znak.com разбирался, почему действующего законодательства недостаточно, живодеры не несут никакого наказания и из-за чего нужный законопроект застрял в Госдуме под сукном с 2011 года.

Почему нужны поправки в законодательство

В Уголовном кодексе есть статья 245 «Жестокое обращение с животными». Согласно этой статье, «жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, если это деяние совершено из хулиганских побуждений, или из корыстных побуждений, или с применением садистских методов, или в присутствии малолетних» наказывается штрафом до 80 тысяч рублей, обязательными работами на срок до 360 часов или ограничением свободы на срок до одного года. Если хулиганские побуждения и иные признаки доказать не удалось, то осудить человека по этой статье сложно: одного факта жестокого обращения недостаточно. Так, к примеру, в августе этого года в Хабаровске был вынесен приговор банде молодых садистов — двум девушкам и одному молодому мужчине, которые забирали из приютов собак и кошек, якобы чтобы пристроить, а потом мучили и убивали их, записывая все на видео для размещения в соцсетях. Все садисты получили реальные сроки лишения свободы, однако лишь потому, что, кроме издевательства над животным, их также обвинили в разбое и оскорблении чувств верующих.

Еще одно громкое дело — против владельцев московского приюта БАНО «ЭКО». Год назад волонтеры обнаружили в приюте трупы более 300 собак и кошек. По району распространялся трупный запах. Приют осаждали несколько дней, так как волонтеров и журналистов не пускали на территорию и даже поливали пеной из огнетушителя. Когда зоозащитники прорвались, они увидели, что животные похожи на скелеты: им не давали ни воды, ни еды, они фактически мумифицировались при жизни. Знакомая автора текста вытащила оттуда четырех кошек и нашла им временный дом. К сожалению, помощь пришла поздно. Коты не выдержали обезвоживания и вскоре погибли.

Уголовное дело по БАНО «ЭКО» за жестокое обращение с животными не могут возбудить уже год, хотя ситуация находится на контроле Генпрокуратуры.

«По уголовному делу было принято решение о прекращении уголовного преследования в связи с актом об амнистии, — пояснил Znak.com официальный представитель Генпрокуратуры Александр Куренной. — Решение признано прокуратурой незаконным и отменено. Уголовное дело направлено в следственный орган для организации дополнительного расследования. По четырем материалам доследственной проверки приняты решения об отказе в возбуждении уголовного дела, три из которых признаны прокуратурой незаконными и отменены, материалы направлены в правоохранительные органы для организации дополнительной проверки. Одно решение признано прокуратурой законным и обоснованным».

БАНО «ЭКО» — влиятельная организация, получившая несколько лет назад контракты на организацию приютов в пяти округах Москвы общей стоимостью более 100 млн рублей. Впрочем, в других муниципальных приютах часто ситуация не лучше.

Волонтер Наталья рассказывает, что приютам необходимо постоянно поддерживать численность животных для отчета перед комиссиями. Животные в приютах от плохого обращения умирают.

«Когда приезжает комиссия, животных просто берут в одном приюте, грузят в грузовик и везут в другой приют. После того, как комиссия уезжает, их перебрасывают на новую точку. Зимой многие не выдерживают дороги: ни еды, ни воды им не дают. Мы боимся, что нас просто перестанут пускать в эти приюты, поэтому просто умоляем дать собакам в дорогу хоть ведро воды и корм. Когда они приезжают на новое место, начинают есть снег. Мы стараемся забирать их из этого ада, но речь идет о тысячах собак и кошек, мы просто не справляемся. В приюты везем гуманитарную помощь, корм, наполнитель, воду, но требуем, чтобы все раздавали при нас», — рассказывает Наталья.

Сейчас организация программ по регулированию численности бездомных животных отдана на откуп регионам. Например, в Москве от практики усыпления бездомных животных отказались, предполагается пожизненное содержание в приютах. А вот в Московской области к усыплению прибегают, если животному после отлова не нашли новых хозяев в течение шести месяцев. В Нижнем Новгороде с 2013 года запустили новую программу, по которой животное ловят, стерилизуют, лечат, а потом, если оно не агрессивное, выпускают обратно в среду обитания. Одновременно запущена социальная реклама, которая призывает людей брать животных из приютов, а не покупать за деньги породистых. Согласно информации «ООО Зоозащита-НН», за три года в Нижнем Новгороде численность бездомных животных снизилась с 7 тысяч в 2014 году до 4,7 тысячи в 2016 году.

Вопросы обращения с домашними животными и внедрения новых программ по организации приютов должны были быть отрегулированы в новом законе «О защите животных», который прошел первое чтение еще в 2011 году, однако он не принят до сих пор.

Второе чтение этого закона предполагалось провести в конце ноября 2017 года, однако, вероятно, этого сделано не будет.

При этом, согласно опросу, проведенному в конце 2016 года ВЦИОМ совместно с брендом кормов Purina, у 60% россиян дома есть собаки или кошки, 42% владельцев получили животное в подарок, а 39% подобрали на улице. То есть российское общество настроено по отношению к животным вполне дружелюбно.

Денис Середа — директор ветеринарной клиники «Центр» и муниципальный депутат Тверского района — говорит, что в целом в последние годы люди стали заметно ответственнее относиться к своим домашним питомцам.

«В последние годы стало намного больше владельцев, которые просят чипировать животное. Во-первых, если животное выезжает с хозяином из страны, то во многие страны без чипа его просто не пустят. Во-вторых, это возможность, если кошка или собака потерялись, найти их. В нашей клинике было три случая, когда к нам приводили найденных животных, мы считывали чип и возвращали владельцу. Один раз владелец оказался клиентом нашей клиники», — говорит Середа. По его словам, к сожалению, приходят и те, кому животное надоело, и требуют усыпить, но клиника считает это нарушением врачебной этики и отказывает.

«Живые существа, способные испытывать эмоции и страдания»

В распоряжении Znak.com оказалась одна из последних версий законопроекта об ответственном обращении с животными. Эта версия готовилась ко второму чтению и датирована серединой июля 2017 года.

В законопроекте говорится, что он не относится к охоте и рыболовству, а также к животным, занятым в сельском хозяйстве.

Вводятся понятия «владелец животного» (ими признаются и хозяева приютов, и те, кто берет животных на передержку), а также «доброволец» — тот, кто безвозмездно помогает, в том числе приютам. Волонтерская деятельность должна вестись в соответствии с законодательством Российской Федерации, отмечается в законопроекте.

Животные будут признаны живыми существами, а не имуществом, также будет четко прописано понятие «жестокое обращение с животным»: «обращение с животным, которое привело или может привести к гибели, увечью или иному повреждению здоровья животного (включая истязание животного, в том числе голодом, жаждой, побоями, иными действиями), нарушение требований к содержанию животных».

К животным, согласно законопроекту, надо будет относиться как к «живым существам, способным испытывать эмоции и страдания».

Регулирование деятельности приютов и установку норм содержания животных предлагается отдать на уровень федеральной власти. А вот непосредственной организацией приютов по-прежнему будут заниматься регионы. Отдельные полномочия в области обращения с животными могут быть переданы на уровень местного самоуправления.

Проект закона устанавливает и требования по отношению к владельцу животного. Он должен обеспечивать питомцу надлежащий уход, оказание своевременной ветеринарной помощи, принимать меры по предотвращению появления нежелательного потомства и быть готовым предъявить животное органам надзора для проверки.

«В случае отказа от права собственности на животное или невозможности его дальнейшего содержания владелец животного обязан передать его новому владельцу или в приют для животных, которые могут обеспечить условия содержания такого животного», — гласит законопроект (то есть нельзя будет принести здоровое животное в клинику для усыпления с формулировкой «надоело»).

В законопроекте вводится статья «Защита животных от жестокого обращения». Таковым предлагается считать: проведение на животных без применения обезболивающих ветеринарных препаратов ветеринарных и иных процедур, которые могут вызвать у животных непереносимую боль; отказ владельцев животных от исполнения ими обязанностей по содержанию животных до их определения в приюты для животных или отчуждения иным законным образом; торговля животными в местах, не отведенных специально для этих целей; организация и проведение боев животных; организация и проведение зрелищных мероприятий, влекущих за собой нанесение травм и увечий животным, умерщвление животных; кормление хищных животных другими живыми животными в местах, открытых для свободного посещения, за исключением случаев, установленных правительством Российской Федерации в требованиях по содержанию и использованию животных в культурно-зрелищных целях.

В случае принятия законопроекта, органы Госветконтроля могут получить полномочия по изъятию животных у владельцев, если те не могут обеспечить им надлежащий уход, и животное страдает. Также изъятию подлежат дикие животные, за которыми не обеспечен надлежащий уход.

40 кошек в квартире — нельзя, в котокафе — можно

Проект закона предлагает запретить пропаганду жестокого обращения с животными, а также призывы к жестокому обращению с братьями нашими меньшими.

Среди требований к содержанию домашних животных предлагается принять следующий пункт: «предельное количество домашних животных в местах их содержания определяется исходя из возможности владельца обеспечивать животным условия, соответствующие ветеринарным нормам и правилам, а также с учетом соблюдения санитарно-эпидемиологических правил и нормативов». При выгуле питомцев владельцев предлагается обязать убирать за ними экскременты.

Отдельная часть закона посвящена использованию зверей в цирках, дельфинариях, культурных мероприятиях. Зоозащитники лоббировали полный запрет дельфинариев, но это сделать не вышло, говорит собеседник издания, работавший над текущей редакций законопроекта.

Законопроект предусматривает запрет контактных зоопарков, а вот так называемые котокафе не пострадают. Котокафе в последние годы активно развиваются в крупных городах. Это — специальные заведения, куда берут бездомных, но стерилизованых и вылеченных кошек, при этом имеющих навыки социализации. В котокафе, как правило, люди платят за каждый час пребывания и могут рисовать, играть в настольные игры, пить чай и общаться с кошками. Любое животное можно потом забрать к себе домой (после согласования с куратором и подписания договора ответственного содержания). Позитивное отличие котокафе от приюта в том, что с понравившимся котом можно прийти и пообщаться неоднократно до принятия решения, это снижает риск несовпадения характеров и неудачного пристройства. Год назад депутаты Мосгордумы узнали о существовании котокафе, спутали их с контактными зоопарками и хотели запретить, но их коллегам, которые больше разбирались в вопросе, а также возмутившейся общественности удалось убедить их этого не делать.

«В случае организации мероприятий, которые предусматривают физический контакт зрителей (посетителей) с животными, такие мероприятия осуществляются при условии наличия в местах их проведения недоступных для людей зоны с укрытиями, куда животным должен быть обеспечен постоянный беспрепятственный доступ», — говорится в проекте закона.

А вот зоопарки, дельфинарии и зоосады станут полностью лицензируемыми с 1 июня 2020 года. Передвижные зоопарки будут запрещены.

Выпускать нельзя умерщвлять

Проект закона предполагает разделить приюты для животных на типы: государственные, муниципальные и частные. Владельцы приютов, пока животное находится у них, несут ту же ответственность и выполняют те же требования, что и владельцы животных. Первые десять дней животное, поступившее в приют, должно находиться в карантине. Животные должны маркироваться. Законопроект не предусматривает усыпления бездомных животных.

«Животных, содержащихся в приютах для животных, умерщвлять запрещено, за исключением случаев необходимости прекращения непереносимых физических страданий нежизнеспособных животных при наличии достоверно установленных специалистом в области ветеринарии тяжелого неизлечимого заболевания животного или неизлечимых последствий острой травмы, несовместимых с жизнью животного, и такая процедура должна производиться специалистом в области ветеринарии гуманными методами, гарантирующими быструю и безболезненную смерть», — гласит одна из поправок к законопроекту.

Так как усыпление здорового животного исключено, на выбор приюту предлагается три варианта: выпустить животное в естественную среду обитания, содержать до естественной смерти или искать новых владельцев. Сведения о животных, находящихся в приюте, будут размещаться в интернете. Передавать животных из приютов в лаборатории для опытов не допускается. Также владельцев приютов обяжут обеспечивать в них доступ волонтерам.

Зоозащитница Елена Иванова говорит, что при разработке законодательства по теме бездомных животных надо учитывать три причины их появления на улицах. Это либо потомство уже бездомных животных, либо выброшенные домашние животные, либо животные от «черных заводчиков» — людей, занимающихся бесконтрольным разведением породистых животных исключительно с целью получения прибыли.

Выпускать ли бездомных животных обратно на улицу после стерилизации, вакцинации и лечения в приюте — еще один острый вопрос, который тормозит движение законопроекта. Тут позиция зоозащитников радикально расходится с позицией пострадавших от нападения бездомных животных, в первую очередь, собак. Законопроектом предлагается выпускать животных, которые не демонстрируют агрессивного поведения, а агрессивных содержать в приютах пожизненно. Пострадавшие же от бездомных животных как правило ратуют за усыпление или пожизненное содержание.

Не попала в законопроект и идея зоозащитников обязать коммунальных работников оставлять открытым одно отверстие в доме (как правило, воздухоотвод), ведущее в подвальное помещение. Это важно для кошек, которые в зимнее время находят там пристанище. В Москве в последний год набирает обороты скандал, так как сотрудники ГБУ «Жилищник» начали наглухо заколачивать подвалы. Часто животные остаются запертыми там и погибают от голода и жажды. Сердобольные граждане, услышав крики животных, запертых в подвале, нередко отдирают решетки своими силами и выпускают несчастных.

В распоряжении Znak.com имеется переписка зоозащитников с Минстроем — это ведомство могло бы выпустить постановление и обязать оставить хотя бы один незакрытый воздухоотвод в подвал каждого дома. Минстрой предложил отдать это на откуп жильцам домов (большинство собственников должно решить, что воздухоотвод остается), но системно решать проблему отказался. В текущую редакцию законопроекта поправка не попала.

Наконец, законопроектом вводится понятие общественного контроля за ответственным обращением с животными. Этой функцией предлагается наделить профильные НКО, а волонтеры могут стать добровольными общественными инспекторами. Сообщения представителей общественного контроля о случаях ненадлежащего обращения с животными подлежат обязательному рассмотрению органами исполнительной власти, говорится в проекте закона.

Принципы регистрации домашних животных в законопроекте не прописаны — они войдут в поправки к закону «О ветеринарии». «К платной регистрации домашних животных российское общество не готово», — говорит один из соавторов законопроекта.

Также пока не обоснованы опасения зоозащитников о том, что будет поставлен запрет на пристройство бездомных животных за границу. Такого пункта в законе нет.

Почему закон не могут принять

Редакция законопроекта, находящаяся в распоряжении Znak.com, выдержана во вполне «зоозащитном» ключе, а слабые места акта можно было бы закрыть отдельными поправками — ведь депутаты принимают много более сырых инициатив. Однако оказалось, что законопроект затрагивает многочисленные финансовые интересы разных групп. Поэтому нынешней осенью он, возможно, принят не будет.

Законопроекту не повезло и в аппаратном плане. В 2011 году рабочую группу по доработке проекта закона ко второму чтению возглавлял депутат Госдумы от ЛДПР Максим Шингаркин, бывший в шестом созыве Госдумы заместителем председателя комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии. В 2015 году Шингаркин перешел в комитет по обороне, и ведение законопроекта передали коммунисту Олегу Лебедеву. Параллельно консультации шли в администрации президента и в Общественной палате. После выборов в новый созыв Госдумы 2016 года комитет по природным ресурсам, природопользованию и экологии возглавила журналист Ольга Тимофеева. А куратором закона стал депутат Владимир Панов. Скоро, по информации Znak.com, у нормативного акта снова может смениться куратор, им может стать депутат Госдумы Владимир Бурматов. Каждый раз депутату приходится почти с ноля входить в курс дела. Что не добавляет продуктивности процессу.

С законопроектом оказалось связанно серьезное столкновение интересов в среде зоозащитников. Например, существует фонд «Большие сердца» (сейчас — Фонд «Забытые животные»), его руководитель Анастасия Комагина входит в рабочую группу Минсельхоза. Фонд выступает противником программы ОСВВ (Отлов-Стерилизация-Вакцинация-Выпуск). Этот фонд допускает усыпление отловленных бездомных животных, чем входит в конфликт с другими зоозащитниками, требующими от такой практики отказаться. Фонд регулярно обвиняют в лоббировании интересов производителей препаратов для эвтаназии, потому что, если запретить эвтаназию животных по немедицинским показаниям, российский рынок таких препаратов серьезно сократится. Фонд «Забытые животные» («Большие сердца») это отрицает.

Согласно публикациям в блоге Анастасии Комагиной, этот фонд выступает категорически против принятия законопроекта в нынешнем виде, считая, что он нуждается в серьезной доработке.

В своем блоге Комагина пишет, что в проекте закона не прописана ответственность для нерадивых хозяев, выбрасывающих животных на улицу, не запрещается попрошайничество с животными, нет мер по контролю за разведением породистых животных, не прописана обязанность властей создавать приюты. Также Комагина действительно критикует тотальный запрет усыпления бездомных животных.

«Единственным предлагаемым способом решения проблемы бездомных собак объявлен метод „Отлов-Стерилизация-Вакцинация-Возврат“ — неэффективный метод, не используемый ни в одной развитой стране мира, который уже неоднократно с треском провалился и в России. На деле бюджетные средства на стерилизацию уличных собак рекой текли в карманы бесчестных предпринимателей и их покровителей во власти, в то время как на фоне недовольства граждан расцвело „догхантерство“, влекущее массовое жестокое уничтожение животных жителями городов или самими же местными муниципальными хозяйствами, дабы оправдать расход бюджетных денег. Нынешний вариант закона предусматривает немедленный запрет любого гуманного усыпления животных, которые в силу каких-то причин не могут быть переданы владельцам и не могут содержаться в приютах (больных, агрессивных и т. д.). Но печальный опыт показывает, что запрет контролируемого гуманного усыпления влечет за собой массовый расцвет бесконечного подпольного негуманного уничтожения „ненужных животных“ в переполненных приютах и на улицах городов, голод, инфекции и потравы», — пишет в блоге Комагина.

Комагина в публикации признает, что несколько лет назад ее фонд хотел наладить в России собственное производство препарата «Золетил», использующегося для наркоза (в том числе при усыплении животных), однако это сделать не получилось.

Входила в рабочую группу и руководитель приюта БАНО «ЭКО» Вера Петросьян. Один из членов рабочей группы говорил, что она пыталась продвинуть в законопроект поправку, запрещающую волонтерам доступ в приюты без разрешения владельца приюта. Сейчас Петросьян в рабочей группе нет.

Еще одни противники принятия законопроекта в нынешнем виде — это Московское общество защиты животных. Общество называет нынешний проект закона «живодерским», потому что он решает, в основном, вопросы содержания домашних животных, не затрагивая диких, сельскохозяйственых и других, в нем не прописаны правила регистрации домашних животных. Также Общество говорит, что по законопроекту не были проведены парламентские слушания, а заседания рабочих групп не были публичными. Московское общество защиты животных требует отстранить от работы над законопроектом Панова и лоббирует иной вариант законопроекта, ранее предложенный Советом Федерации, который как раз предлагает одним документом урегулировать вопросы содержания и отношения ко всем видам животных.

Пункты, затрагивающие диких животных, требуют доработки и вызывают много дискуссий, рассказывает один из авторов поправок. Например, зарегистрированы случаи содержания маленьких бегемотов, лис, енотов и даже жирафов. Люди держат дома не только кошек и собак, но и, к примеру, змей, варанов, пауков. Что с ними делать? Изымать и размещать в зоопарках или оставлять владельцам? Поручить правительству разработать правила содержания каждого вида дикого животного (включая жирафа и бегемота) в домашних условиях? Пока в законопроекте предлагается составить список животных, запрещенных к домашнему содержанию, но на перечисленные вопросы ответа нет.

Также предлагается запретить натравливание животных (за исключением служебных животных) на других зверей. Натравливание собак охотничьих пород и ловчих птиц на других животных и птиц при осуществлении мероприятий по их подготовке (дрессировке) для охоты не допускается способами, предусматривающими физический контакт между животными, а также способами, которые могут привести к жестокому обращению с животными. Речь идет о, так называемых, притравочных станциях. Эта поправка вызвала одну из наиболее серьезных дискуссий между Госдумой, правительством и администрацией президента. Охота — это одно из любимых развлечений чиновников и депутатов, однако разные охотники придерживаются разных мнений относительно притравочных станций.

Притравочные станции — это специальные места, где содержат и диких, и домашних животных: кроликов, лис, волков, кошек и собак, на которых натравливают охотничьих собак, приучая к добыче зверя.

Собеседник Znak.сom в Госдуме говорит, что полный запрет притравочных станций поддерживает спикер Госдумы Вячеслав Володин, сам увлекающийся охотой, но считающий их существование недопустимым. А вот в правительстве работают охотники, которые являются сторонниками использования притравочных станций. В итоге, возможно, этот пункт из окончательной редакции закона исчезнет.

Не дремлют и производители кормов для животных, которые пытались пролоббировать свои интересы в части кормления животных в приютах именно полнорационным сухим кормом, рассказал Znak.com один из депутатов Госдумы.

Сейчас у здания Госдумы голодают активисты, требующие скорейшего принятия закона. Депутаты к акции относятся спокойно: голодовками у Госдумы на Охотном ряду никого не удивишь. Шансов на принятие законопроекта этой осенью действительно немного.

Пока придумано промежуточное решение: депутат от «Справедливой России» Олег Шеин недавно внес законопроект об ужесточении статьи УК 245 «Жестокое обращение с животными», предложив увеличить по ней наказание до 3 лет лишения свободы, а, если преступление совершила группа лиц, а его видеозапись была размещена в интернете или СМИ — то до 5 лет лишения свободы. Одним из соавторов поправки стал единоросс Владимир Бурматов, что повышает шансы на ее принятие.

Олег Шеин говорит, что поправка делает групповое жестокое обращение с животными преступлением не небольшой, а средней тяжести, что исключает уклонение от ответственности под предлогом раскаяния.

Владимир Бурматов сказал Znak.com, что над законопроектом идет серьезная работа, происходит взаимодействие депутатов, правительства, зоозащитников и других представителей общественности.

«У правительства есть свое видение, к примеру, по теме притравочных станций. Они хотят вынести эту тему в отдельный закон „Об охоте“. Сам закон очень сложный, потому то регулирует ту сферу взаимоотношений, которая ранее никак не регулировалась. Это — новая сфера, поэтому естественно, что процесс идет не быстро», — отмечает Бурматов.

Зоозащитница Елена Иванова напоминает, что тема животных так или иначе касается всех россиян. «Кто-то держит животных дома, кто-то сталкивается с ними на улице. Эта тема затрагивает все общество», — говорит Иванова. Она выступает за скорейшее принятие закона.

Собеседник Znak.com в Госдуме допустил вероятность, что законопроект в осеннюю сессию принят не будет, так как до нового года осталось считанное количество пленарных заседаний, а у депутатов накопилось много законопроектов высокой степени приоритетности, связанных с новым финансовым годом.

«Есть проблема в том, что зоозащитное сообщество неоднородно, — добавил источник. — Есть умеренные люди, которые понимают, что надо делать какие-то шаги. Есть радикальные правозащитники, которые требуют, чтобы сразу были отрегулированы все сферы контакта человека и животных, в той же сельскохозяйственной сфере, в сфере лабораторной. Но эти сферы можно будет регулировать в дальнейшем, после принятия рамочного закона. Кроме того, написать на бумаге все нормы невозможно, это — лишь свод общих правил, первый подход к регулированию этой сферы. Далее в это закон можно будет вносить изменения. К сожалению, кроме зоозащитников есть и коммерчески заинтересованные группы, которые ими могут манипулировать и говорить, что есть альтернативные тексты. В итоге блокируется движение всего законопроекта, так как люди с самыми благими намерениями начинают считать, что есть хороший закон, который не принимают, и плохой, который хотят принять», — добавил источник.

www.znak.com

admin